Подписаться RSS 2.0 |  Реклама на портале
Контакты  |  Статистика  |  Обратная связь
Поиск по сайту: Расширенный поиск по сайту
Регистрация на сайте
Авторизация

 
 
 
   Чужой компьютер
  • Напомнить пароль?






    Навигация

    Важные темы

    Коллективный Запад, подразумеваем США, уже не может жить по — старому, а весь


      1. Болезненное неравнодушие русских к мигрантскому нашествию в Европу есть наглядное


    Новость из цикла - некоторые не верили, а оно подтвердилось. Пару дней назад выкладывал материал о


    Перед Тиллерсоном стояло несколько задач. Во-первых, еще раз подтвердить «полную


    После начала военно-политического кризиса на Украине, украинские граждане в Донбассе были серьезно


    Реклама




    » Евросоюз: дежавю 25 лет спустя

    | 27 декабрь 2016 | Аналитика |

    Распад Союза: дежавю 25 лет спустя

    Борис Кагарлицкий

    Сопоставление кризиса, разворачивающегося в Европейском Союзе, с процессом, приведшим 25 лет назад к распаду СССР, становится всё более популярным. Но дело не в годовщине и не в лежащих на поверхности аналогиях. Институциональные кризисы имеют собственную логику. И её стоит проследить, чтобы понять, на какой фазе распада мы находимся и как может развиваться дальнейший процесс.

    Ещё десять лет назад я писал, что политика Европейского Союза полностью воспроизводит подход, типичный для советского руководства при Л.И.Брежневе — игнорировать высказывания критиков, проводить избранную линию, не взирая на накапливающиеся противоречия, компенсировать усугубляющиеся трудности, с одной стороны, затратой всё больших ресурсов, а с другой стороны, монотонной пропагандой

    Не удивительно, что такой подход не только не привел к разрешению имеющихся проблем, но напротив, подготовил почву для кризиса, который рано или поздно должен был прорваться самым разрушительным образом. В одночасье система, казавшаяся несокрушимой, вдруг начала разваливаться на глазах. Однако именно этот психологический перелом и является принципиально важным. Дело не в том, что раньше система была так уж сильна, а затем вдруг ослабела. Дело в том, что люди стали видеть и воспринимать её по-другому, а потому и действовать по новой логике. Эта новая логика поведения, в свою очередь, полностью дезорганизует институты, совершенно не подготовленные к функционированию в подобных обстоятельствах.

    В условиях, пока Советский Союз казался нерушимым, максимум того, на что были готовы внутрисистемные критики сложившегося порядка, — это призывы к умеренным реформам, которые к тому же бюрократией игнорировались или саботировались. Даже самые рьяные националисты в Прибалтике публично говорили лишь о расширении социально-экономической самостоятельности республик. Идеи диссидентов, как бы они ни были привлекательны для тех или иных групп общества, оставались за пределами серьезной дискуссии. Да и сами диссиденты не только в свой успех не верили, но вообще не стремились к успеху в реальной общественной борьбе, они ограничивались моральным противостоянием системе. Однако спустя буквально год-два, ситуация не просто переломилась, но оказалась прямо противоположной. Умеренные варианты реформ так и не были испробованы или были лишь декларированы. А идеи, считавшиеся диссидентскими и маргинальными, вдруг превратились в мейнстрим, после чего политики и чиновники начали буквально на ходу менять свои взгляды на прямо противоположные и ставить перед собой совершенно новые цели, ничего общего не имевшие с их прошлым.

    В первом случае людям казалось, что границы возможного очень жестко очерчены. Но затем вдруг обнаруживается, что эти границы существовали лишь в их сознании (вернее — в официальной идеологии, которая была институционально закреплена). С этого момента все начинают дружно тестировать границы. Вчера было ничего нельзя, завтра — возможно всё.

    На институциональном уровне удар приходится именно по той структуре, которая сосредоточила у себя максимум полномочий

    Точно так же как начинала открыто оспариваться руководящая роль КПСС, так встает под вопрос и контроль Европейского Центрального банка над экономикой стран ЕС. Одновременно под сомнение ставятся и все другие правила политического, социального поведения, что в конечном счете означает полное разрушение той социально-экономической модели, которую эти институты поддерживали. Нет ничего удивительно, например, в том, что элиты Средней Азии из последовательных защитников Советского Союза превратились менее чем за полгода в рьяных поборников независимости. Они просто осознали, что правила изменились и начали добиваться для себя максимальных выгод уже по новым правилам. Точно так же не стоит удивляться, если очередные удары по Евросоюзу начнут наносить правящие круги тех самых стран, где до недавнего времени Брюссель мог рассчитывать на безоговорочную лояльность. Это не предательство, а реалистическая оценка изменившейся ситуации.

    Разумеется, между распадом СССР и процессами, происходящими в Евросоюзе, есть несколько существенных различий. С одной стороны, как ни парадоксально, политика евроэлит была, на содержательном уровне, куда более авторитарна, чем у советской бюрократии

    В Советском Союзе осознание нарастающего кризиса толкнуло правящие круги на попытку реформ и диалог с обществом, чего в Евросоюзе даже близко не наблюдалось. С другой стороны, идеологическая монополия евроэлит долгое время была куда более эффективной и тотальной, чем идеологическая монополия КПСС при Брежневе. В Советском Союзе тех лет идеологический формализм сочетался с полнейшим равнодушием к реальному общественному мнению, которое никто даже и не пытался контролировать — пусть думают, что хотят, лишь бы публично говорили то, что требуется. Напротив, идеологический контроль, осуществляемый в рамках западной демократии через содержательный консенсус всех основных партий, предполагал наличие формального разнообразия мнений при одинаковости и общеобязательности итоговых выводов. Иными словами, вы можете быть противником или сторонником капитализма, иметь любые мнения относительно исторической роли де Голля или Сталина, но переходя к конкретным вопросам, вы, независимо от исходной точки своих рассуждений, должны придти к выводу, что политике ЕЦБ, членству в еврозоне и финансовой дисциплине нет альтернативы.

    Результатом этих различий стало то, что Евросоюз двинулся к ситуации институционального распада, минуя фазу перестройки, которую прошел СССР

    Это значит, что психологические эффекты перехода оказываются ещё более травматическими и жесткими. Всё стало рушиться не «быстро», а «сразу», оставляя людей в полном недоумении. В первую очередь тех, кто всё ещё надеется на сохранение существующего порядка.

    На протяжении двух десятилетий в Евросоюзе сложилось достаточно значительное общественное меньшинство, получающее выгоды от клиентелистских программ брюссельской бюрократии, перераспределяющих ресурсы из реального сектора экономики в пользу тех или иных привилегированных групп или секторов, ориентированное на получение долей от прибыли финансового капитала под видом участия в «креативной экономике» и «гражданском обществе». Это меньшинство, в значительной мере паразитическое, жило с комфортной уверенностью, что является не просто большинством, а ядром, основой общества, тогда как люди, придерживающиеся иных взглядов, — ничтожное маргинальное меньшинство, с которым не стоит считаться. Внезапно наступило пробуждение: выявившее суровую реальность, не имеющую ничего общего с прекрасными снами. Но именно резкость и жесткость этого пробуждения предопределяют реакцию: вместо попытки найти решение — паника и стремление защитить свои позиции от «агрессивного большинства», которое вдруг перестало быть «послушным».

    Если кто-то всерьез собирается в таких обстоятельствах спасать Евросоюз, то он должен предложить программу серьезных реформ, идущих навстречу интересам реального большинства

    Причем эти реформы должны быть опережающими развитие кризиса, иными словами — более радикальными, чем те требования, которые уже сегодня выдвинуты (например — роспуск ЕЦБ, замена евро на несколько связанных друг с другом региональных валют, резкое сокращение полномочий Еврокомиссии, пересмотр Маастрихтского и Лиссабонского договора и т.д.). Попытки Михаила Горбачева спасти СССР через новоогаревский процесс провалились потому, что запоздали минимум на 3 года. Но лидеры ЕС не способны даже на это. Программы реформ не только никто не выдвинул, но никто даже не предложил заняться её обсуждением на общеевропейском уровне.

    И, наконец, последнее. В 1989-91 годах, когда разваливался СССР, существовала идеологическая альтернатива в виде либерального капитализма. Эта альтернатива во всей красе показала себя в следующие четверть века. Но сейчас речь не об оценке социальных последствий тех или иных преобразований, а об институциональных раскладах. В 2014 году Западная Европа получила возможность сформировать левореформистскую альтернативу политике и институтам ЕС. Этим шансом был приход партии СИРИЗА к власти в Греции — за этим прорывом логически могли последовать другие, возникала перспектива общеевропейского реформистского движения. Но возможность левой альтернативы на этом этапе институционального кризиса была уничтожена самими левыми. Сначала — позорной капитуляцией СИРИЗЫ, затем — поддержкой которую оказали этой капитуляции другие партии реформистской левой. После этого оставался лишь путь стихийного институционального распада и политических потрясений. А единственными вызывающими доверие критиками объективно отжившего своё время порядка остались крайне правые.

    Именно лето 2014 года стало для Европы трагическим переломным пунктом, значения которого никто не хотел признавать. Остается лишь вспомнить слова Черчилля, сказанные после Мюнхенского сговора: те, кто выбирают бесчестие, чтобы избежать войны, получат и войну, и бесчестие.

    Иллюстрация: Daryl Cagle, Courrier International




    Ключевые теги: Евросоюз

    Комментарии (0) | Распечатать | |

    Источник: https://um.plus/2016/12/26/union/

    Голосовало: 0  

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Последние новости в ленте:


     

    Добавить новость в:


    » Добавление комментария
    Ваше Имя:
    Ваш E-Mail:

    Введите два слова, показанных на изображении:

     



    На портале



    Наш опрос
    Как вы относитесь к Юго-Востоку?




    Показать все опросы

    Облако тегов
    Австралия, Австрия, Азербайджан, Аргентина, Армения, Балканы, Белоруссия, Ближний Восток, Болгария, Бразилия, БРИКС, Ватикан, Великобритания, Венгрия, Венесуэла, Германия, Греция, Грузия, Дания, ЕаЭС, Евросоюз, Египет, ИГИЛ, Израиль, Индия, Ирак, Иран, Испания, Италия, Казахстан, Канада, Киргизия, Китай, Корея, Латинская Америка, Мексика, Молдавия, НАТО, Новороссия, Норвегия, ООН, Пакистан, Польша, Прибалтика, Приднестровье, Румыния, Саудовская Аравия, Сербия, Сирия, СССР, США, Турция, Узбекистан, Украина, Финляндия, Франция, Чехия, Швейцария, Швеция, Япония

    Показать все теги

    Фито Центр











    Реклама


    Популярные статьи

    Главная страница  |  Регистрация  |  Добавить новость  |  Новое на сайте  |  Статистика  |  Обратная связь
    COPYRIGHT © 2014-2017 Politinform.SU Аналитика Факты Комментарии © 2015