Армия комплектуется по призыву, при этом имеет очень высокий авторитет в обществе и сильное влияние на политическую жизнь, что было в очередной раз подтверждено летом 2013 года, когда при активной поддержке городского населения военные свергли правительство «Братьев-мусульман».

В любом конфликте армия Египта обеспечит победу той коалиции, на стороне которой будет воевать

В стране хорошо развитый по арабским меркам ВПК, способный производить технику почти всех классов, пусть и по иностранным лицензиям. Страна сохраняет эксклюзивные отношения с США, активно сотрудничает в военно-технической сфере с основными европейскими странами, особенно с Францией, имеет давние тесные связи с Китаем и почти полностью восстановила отношения с Россией. Это позволяет приобретать военную продукцию у всех: по-видимому, Египет – единственная страна, закупающая оружие одновременно и у Северной, и у Южной Кореи.

Однако сегодня значительная часть техники, состоящей на вооружении армии АРЕ, серьезно устарела, из-за чего приведенные ниже цифры следует считать во многом условными. Тем не менее на Ближнем Востоке Египет уступает по военному потенциалу только Израилю.

Сухопутные войска включают три полевые армии, в каждой – по три армейских корпуса. В их составе пять бронетанковых (1-я Республиканской гвардии, 4, 6, 9, 21-я) и восемь механизированных (6, 7, 8, 16, 17, 19, 23, 36-я) дивизий, 55 бригад различного назначения, восемь полков спецназа.

Египет имеет значительный ракетный потенциал, включающий 6 ПУ (24 ракеты) северокорейских БРСД «Нодон» (дальность полета достигает 1300 км), 92 ПУ (390 ракет) советских Р-17 нескольких модификаций (500–900 км), а также созданные на их базе 6 ПУ собственных ОТР «Аль-Бадр» (30 ракет) и 10 ПУ (50 ракет) северокорейских «Хвасон-6» плюс 60 ПУ своих же «Сакр-80» и 48 ПУ советских «Луна» с арсеналом 648 ракет (по 6 на установку) дальностью менее 100 километров.

Основу танкового парка составляют 1130 американских М1А1 «Абрамс», большая часть которых собрана по лицензии в АРЕ. Значительно число устаревших машин: 1929 американских М60А1/3, 425 «Рамзес-2» (наши Т-54, модернизированные в Египте по западным стандартам), до 653 советских Т-62. Из более 600 БРМ почти половину составляют советские БРДМ-2. Имеется также 112 не менее старых американских «Коммандо Скаут» и 33 М981 (вариант БТР М113), 180 современных южноафриканских RG-32М. Боевые машины пехоты – голландские YPR-765 (541 единица) и советские БМП-1 (до 225). Количество БТР превышает 5 тысяч. Это 635 собственных «Фахд-280» (с башней советской БМП-2) и 758 «Фахд-240», 180 американских V-150 и 2448 М113 (в том числе до 1200 EIFV с башней БМП М2 «Брэдли», до 800 SIFV с 25-мм пушкой, 131 КШМ М577), 400 американских бронеавтомобилей «Кайман» и 260 RG-33, 115 английских «Шерпа», 57 голландских YPR-765, 217 испанских BMP-600P, до 600 советских БТР-60, до 230 БТР-40, до 479 БТР-50ПКМ (модернизированы в Белоруссии), до 300 БТР-152, до 200 чехословацких ОТ-62 и 200 ОТ-64, до 650 своих «Валид». Однако как уже говорилось, ввиду почтенного возраста значительной части техники число находящихся в строю БРМ, БМП и БТР может быть гораздо меньше.

Александр Храмчихин

Чрезвычайно многочисленна египетская артиллерия и подавляющее большинство ее образцов – советские, китайские либо собственные. САУ: 124 своих SP-122 (советская гаубица Д-30 на шасси американской САУ М109), 565 М109 (365 А1/2/3, 200 А5). Буксируемые орудия: до 48 китайских Туре 60 и до 144 аналогичных советских Д-74, до 200 Д-30, до 100 М-30, 388 Туре 59 и 98 М-46, до 264 Д-20, до 136 МЛ-20, 16 финских GH-52, 24 советских С-23, до 100 БС-3, до 50 А-19. Число минометов может достигать 8 тысяч.

Большое внимание уделяется развитию реактивной артиллерии, создан ряд собственных РСЗО семейства «Сакр» на базе советских, китайских и американских образцов. Общее число превышает 1200. Это 250 VAP-80 (80 мм), 96 буксируемых RL-812 (аналог китайской Туре 63), 145 северокорейских БМ-11, 48 «Сакр-8», 50 «Сакр-10», 72 «Сакр-18», 130 «Сакр-30», 100 «Сакр-36», до 20 «Сакр-45», порядка 100 советских БМ-21 «Град», 38 американских MLRS. Как и в случае с бронетехникой, реальное количество артсистем может быть значительно меньше указанного, поскольку часть орудий, минометов и РСЗО давно пора списать.

Имеется 1867 американских «Тоу» (в том числе 482 самоходных – 182 М901, 300 YPR-765PRAT). Все остальные ПТРК (около 1200 советских «Малютка», 220 французских «Милан», 260 выпущенных по английской лицензии в Египте «Свингфайр») прилично устарели.

На вооружении войсковой ПВО 121 ЗРК малой дальности. Это 75 современных американских «Авенджер» и 26 старых «Чапарэл», 20 советских «Стрела-1». Количество ПЗРК достигает 3 тысяч: 164 американских «Стингера», 600 российских «Игла», до 2000 советских «Стрела-2» и их местных аналогов «Айн аль-Сакр». Имеется более 300 ЗСУ – 108 американских М163, 218 советских ЗСУ-23-4. Также на вооружении состоят 72 системы ПВО «Амун» (каждая включает американские ЗУР «Спарроу» и швейцарские зенитные орудия GDF-005) и 220 ЗРПК на шасси БТР М113 с пушкой ЗУ-23-2: 148 «Нил-23» (с ПЗРК «Айн аль-Сакр») и 72 «Синай-23» (с ПЗРК «Стингер»). Зенитные орудия: 72 американских М167А3, до 650 советских ЗУ-23-2, до 700 61-К, до 600 С-60, до 400 КС-12, до 300 КС-19, до 120 КС-30. Боеспособность большей части советских орудий крайне сомнительна.

ВВС насчитывают до 500 боевых самолетов. Наиболее современные из них – 219 американских F-16 (26 А, 7 В, 144 С, 42 D), 6 французских «Рафалей» В и 19 «Мираж-2000» (15 ЕМ, 4 учебно-боевых ВМ). Остальные самолеты устаревшие, поэтому далеко не все сохранили боеспособность. Это до 73 французских «Мираж-5», до 52 советских MиГ-21 и до 73 их китайских аналогов J-7, а также не более 12 разведчиков на основе боевых машин (вероятно, по 6 «Мираж» 5SDR и МиГ-21Р). В строю американские самолеты РЭР (2 ЕC-130H, 2 «Бич-1900») и ДРЛО (7 Е-2С). Транспортные авиация включает 23 C-130H, 1 VC-130Н, 2 «Цессна-680», 1 «Бич-200», 8 «Бич-1900С», 4 «Фалкон-20», 6 «Гольфстрим» (все американские), 8 канадских DHC-5D, 3 украинских Aн-74TK-200A, 1 европейский А-340, 20 испанских С-295. Учебные самолеты: до 39 франко-немецких «Альфа Джет», до 54 бразильских EMB-312, до 74 немецких Grob-115EG, до 120 китайских K-8, до 11 чешских L-39ZO и до 39 L-59E, 10 Z-143. «Альфа Джеты», L-39 и L-59 могут использоваться в качестве легких штурмовиков.

Вся армейская авиация Египта входит в состав ВВС. Это 45 американских AH-64D «Апач» и не менее 4 российских Ка-52, 2 вертолета РЭР «Коммандо» Мk2Е, более 200 многоцелевых и транспортных машин (75 французских SA-342K/М/L, 3 европейских AW-109 и 2 AW-139, до 50 российских Ми-17, 39 советских Ми-8, 18 американских CH-47D, 4 S-70, 4 UH-60L, 22 UH-60А, до 23 «Коммандо»).

Покупка УДК связана с конфликтом Египта и Эфиопии либо с расчетом на некие общеарабские действия

ПВО в Египте – отдельный от ВВС вид ВС. На вооружении – 18 батарей (108 ПУ) американского ЗРК «Усовершенствованный Хок» и 4 батареи ЗРС «Пэтриот» (32 ПУ), 44 батареи советского ЗРК С-125 (88 стационарных ПУ) и 10 батарей модернизированного варианта того же ЗРК (60 мобильных ПУ), 40 батарей ЗРК «Тайер эль-Хоб», местной модификации советского ЗРК С-75 (240 ПУ), 3 дивизиона (18 ПУ, 9 ПЗУ) российской ЗРС С-300В, 10 батарей российского ЗРК «Бук» (30 ПУ), 14 батарей советского ЗРК «Квадрат» (84 ПУ), 40 батарей системы «Амун» (80 ПУ ЗУР «Аспид», 80 орудий GDF-005), 315 ЗРК малой дальности (16 российских «Тор», 144 французских «Кроталь», 155 американских «Чапарэл»). Из всех перечисленных систем современными можно считать лишь ЗРС «Пэтриот» и С-300В, ЗРК «Бук» и «Тор».

ВМС, как и остальные виды ВС Египта, весьма велики, но в них тоже много устаревшей техники. В подводном флоте 4 очень старых китайских ПЛ проекта 033 и 2 новейших немецких проекта 209/1400, причем будет построено еще не менее 2 таких же. Имеется 11 фрегатов: 1 «Тахья Миср» (французского проекта FREMM), 4 типа «Александрия» (американские «Оливер Перри»), 2 «Дамьят» (американские «Нокс»), 2 «Аль Зафер» (китайские пр. 053Н1), 2 «Абукир» (испанские типа «Дескубьерта»). В качестве учебных используются фрегат «Тарик» и эсминец «Эль-Фатех» британской постройки сороковых годов. К классу корветов относятся корабли «Эль Фатех» (новейший французской постройки, предполагается построить еще три) и «Шабаб Миср» (южнокорейский «Пхохан»). На вооружении ВМС состоят 4 новейших американских ракетных катера типа «Амбассадор-3», 6 английских «Рамадан», 5 немецких «Тигр» (пр. 148), 6 китайских «Хегу» (пр. 024), 4 «Октобер» (бывшие советские пр. 183, но с итальянскими ПКР «Отомат»), 8 советских проекта 205 и 1 российский проекта 12411. Сторожевые катера: 4 китайских типа «Хайнань», 6 советских проекта 206 (бывшие торпедные с установлеными РСЗО БМ-24), 4 китайских «Шанхай», 11 американских «Свифтшип». В составе минно-тральных сил 2 американских «Оспри», 3 «Дат Ассавари» и 2 «Сафага» (американские «Свифтшип»), 4–6 «Асьют» (советские пр. 254), 4 «Асуан» (советские пр. 266), 4 финских минзага «Туима» (бывшие ракетные катера пр. 205).

Десантные силы включают 2 УДК типа «Насер» (французские «Мистрали», несостоявшиеся «Владивосток» и «Севастополь»), 3 польских ТДК проекта 770, 9 советских десантных катеров проекта 106. Зачем Египту «Мистрали», сказать сложно (они и России, объективно говоря, были не очень нужны). Возможно, налицо излишние амбиции либо даже прямая коррупция. Впрочем, не исключено, что покупка УДК как-то связана с конфликтом Египта и Эфиопии либо корабли приобретены по рекомендации ОАЭ в расчете на некие коллективные общеарабские действия.

Из всего состава флота современными, помимо УДК, можно считать лишь «Тахья Миср» и «Эль Фатех», катера «Амбассадор-3» и с оговорками – фрегаты «Александрия», РК проекта 12411, тральщики «Оспри».

Береговая оборона включает 3 ПУ итальянских ПКР «Отомат», несколько ПУ советских ПКР 4К87 «Сопка», советские орудия СМ-4-1.

Морская авиация имеет в составе 10 американских противолодочных вертолетов SH-2G и 1 «Си Кинг», 9 французских многоцелевых SA-342.

Несмотря на архаичность и не слишком высокий уровень боевой подготовки ВС, реальных противников на Ближнем Востоке за исключением Израиля, с которым Египет воевать больше не собирается, у страны нет. В любом конфликте в регионе именно армия АРЕ обеспечит победу той коалиции, на стороне которой будет воевать. Поэтому аравийские монархии и стремятся не упустить Каир из сферы влияния.

После того как в июле 2013 года военные свергли президента Мурси, представлявшего движение «Братья-мусульмане», произошел полный разрыв Египта с Турцией и Катаром, с чьей помощью Мурси пришел к власти. Но Каир оказался в зависимости от Саудовской Аравии и ОАЭ, поскольку после свержения «тоталитарного режима Мубарака» экономическое положение Египта стало, как и следовало ожидать, катастрофическим. Зависимость эта египетских генералов совсем не радовала, поскольку ради освобождения от одних исламских радикалов они должны были поддерживать других. После ссоры между Эр-Риядом и Абу-Даби Каир естественным образом встал на сторону более умеренных ОАЭ. В итоге Египет принял крайне ограниченное участие в йеменской интервенции и совсем никакого – в борьбе с «диктатурой Асада». Это весьма способствовало тому, что ситуация в Сирии переломлена в пользу правительственных сил. Египет быстро возвращается в число важнейших покупателей российских вооружений: ожидается продажа Каиру истребителей МиГ-35, а поставки ударных вертолетов Ка-52 уже начались. Это дополнительная гарантия того, что сильнейшая в военном отношении арабская страна не займет в ближневосточном конфликте сторону антироссийских сил.

Александр Храмчихин,
заместитель директора Института политического и военного анализа