Американские законодатели согласовали соответствующую статью оборонного бюджета страны в четверг. Цифра озвучена на фоне многочисленных новостей о росте активности НАТО на границах России. Американский спецназ переброшен в Восточную Европу, Пентагон под шумок учений «Запад-2017» удваивает численность своих танков и бронемашин в регионе, инженерно-саперные подразделения Армии США готовятся усилить в Прибалтике автомобильные и железнодорожные мосты, чтобы по ним могла пройти тяжелая техника. И, судя по всему, этими мерами американцы ограничиваться не собираются. Как именно Пентагон потратит почти пять миллиардов долларов на противодействие России — в материале РИА Новости.

Военный бюджет на 2018 финансовый год — первый такой документ, утвержденный при Дональде Трампе. И тот факт, что его опубликовали за день до встречи президента США с президентом России Владимиром Путиным на полях саммита АТЭС во Вьетнаме, — не случайность. По мнению ряда аналитиков, Трамп, известный своей напористостью, не постесняется использовать почти пятимиллиардный козырь в качестве аргумента на непростых переговорах по актуальным международным проблемам. Самые острые из них — ядерная программа КНДР, урегулирование вооруженного конфликта в Донбассе и сирийская гражданская война. По каждому из этих пунктов между Россией и США есть серьезные разногласия.

Вероятно, Дональд Трамп попытается их решить старым как мир способом, который в свое время очень точно описал американский криминальный король Аль Капоне: «Добрым словом и пистолетом можно добиться гораздо большего, чем просто добрым словом». Тем не менее оружие «калибра» 4,6 миллиарда долларов мелковато для прямых угроз России. Эта сумма сравнима с оборонными тратами Швейцарии или Вьетнама и «съест» менее процента от колоссального, почти 700-миллиардного военного бюджета США. Но потратить ее с умом Пентагону вполне по силам.

«Конечно, 4,6 миллиарда не хватит на то, чтобы развязать против России полномасштабную войну. Здесь нужны суммы другого порядка, — рассказал РИА Новости профессор Академии военных наук, политолог-американист Сергей Судаков. — Но их вполне достаточно для финансирования трех направлений, которые Пентагон сегодня считает ключевыми в оказании давления на Россию. Самое главное — это совершенствование американской инфраструктуры в регионе, о котором много говорил министр обороны США Джеймс Мэттис, его генералы и лоббисты крупных оборонных и промышленных проектов. Речь идет о строительстве так называемых баз быстрого подскока в Восточной Европе и Прибалтике, которые позволят в очень короткие сроки — вплоть до 18 часов — собрать на наших границах мощные ударные группировки».

По мнению эксперта, вторым направлением является информационная безопасность и кибероружие. Часть «европейских» денег уйдет на подготовку специалистов к ведению войны в киберпространстве, что, кстати, совсем недавно отрабатывалось на стратегических учениях Вооруженных сил США Global Thunder. Третий «денежный фронт» откроют для дополнительного финансирования определенных, скажем так, аналитических структур, занимающихся разведывательной деятельностью на приграничной российской территории. Они собирают информацию о дислоцированных там войсках, военных объектах и стратегической инфраструктуре. В случае резкого обострения ситуации именно сводками от этих «кротов» Пентагон будет руководствоваться при составлении планов наступательных операций.