В начале декабря на встрече премьер-министра Владимира Гройсмана и вице-премьера Государственного совета КНР Ма Кая Украина и Китай договорились о реализации совместных проектов на сумму около 7 миллиардов долларов. «Украина и Китай отмечают 25 лет установления дипломатических отношений и выходят на новый стратегический уровень взаимодействия», — говорится в сообщении украинского правительства.

Украинский премьер-министр заявил, что Китай был и остается стратегическим партнером и приоритетом Украины, подчеркнув, что Киев рассчитывает на «активное участие китайских инвесторов в масштабной приватизации украинских активов», а 2019 год, по словам Гройсмана, будет объявлен «Годом Китая в Украине».

Китайская делегация заявила, что их страна готова содействовать восстановлению экономики Украины и предлагает активизировать сотрудничество по международному проекту «Один пояс — один путь», в котором Украине отводится роль одного из логистических и промышленных центров на пути в Евросоюз.

В данном контексте следует также отметить, что за 9 месяцев текущего года товарооборот между Украиной и Китаем вырос на 14,5% — до 5,6 млрд долларов и Китай теперь входит в тройку основных торговых партнеров Украины.

Активизация сотрудничества Украины с Китаем обусловлена в первую очередь тем, что украинским экспортерам так и не удалось прорубить «окно в Европу». Зона свободной торговли с ЕС действует уже два года, однако продажи украинских товаров в ЕС возросли лишь на 10%, как заявил на днях премьер-министр Украины в ходе выступления на форуме «Один пояс — один путь» в Тбилиси. Тем не менее, это не компенсирует огромных потерь от утраты российского рынка.

По словам первого вице-премьера Украины, главы Минэкономики Степана Кубива, Украина потеряла около 15 миллиардов долларов из-за потери традиционных рынков реализации своей продукции, основным из которых был именно российский рынок. В подобной ситуации украинским предприятиям приходится волей-неволей искать «третью сторону», а экономика страны вынуждена разворачиваться в сторону Китая.

В свое время сотрудничество с Китаем пыталось активизировать еще правительство Януковича, который посетил КНР в 2010 году, заключив ряд соглашений по инвестиционным проектам. Затем в декабре 2014 года, когда в Киеве уже бушевал Майдан, Янукович снова вылетел в Китай, подписав в ходе визита еще около 20 документов, в том числе и соглашение о стратегическом партнерстве.

В рамках данного соглашения китайцы планировали построить глубоководный порт в районе Евпатории, а также канал для прохода крупнотоннажных судов. Проект предполагал также развитие инфраструктуры: строительство аэропорта, верфи, нефтеперерабатывающего завода, завода по производству сжиженного газа, терминалов и учебных центров. Китайцы также намеревались арендовать 160 тысяч га сельскохозяйственных земель. Инфраструктурные проекты планировали начать реализовывать в конце 2014 года, а основным подрядчиком должна была стать китайская компания HKND Group миллиардера Ван Цзина, которая строит Никарагуанский канал.

Однако затем случился Майдан, поставивший крест на всех этих масштабных проектах.

Некоторые из китайских инвестиций в Украину оказались неудачными. В 2014-м году Китай даже подал на Украину в Лондонский арбитражный суд, требуя возмещения ущерба на сумму 3 миллиарда долларов. Украина взяла кредит на 3 миллиарда и обязалась осуществить поставки зерна в Китай на соответствующую сумму, но поставила зерна лишь на 153 миллиона. Однако предприниматели Китая люди терпеливые и упорные, привыкшие работать с нестабильными регионами Африки и Латинской Америки. Потерпев фиаско один раз, они не отступают, а пробуют второй и третий раз выйти на новые рынки и реализовать выгодные им проекты.

Яркий пример тому, сотрудничество Китая и Нигерии. За последние 12 лет Китай вложил около 18 млрд долларов прямых инвестиций в транспортную инфраструктуру, медицину и вооружение нигерийской армии. Торговый оборот двух стран составляет около 15 млрд долларов, ежегодно увеличиваясь, несмотря на то, что в Нигерии давно идет вялотекущая гражданская война, а террористические акты исламских фундаменталистов стали в Нигерии обычным делом. Китай действительно нередко рискует инвестировать в те страны, откуда уходят западные инвесторы, напуганные политической нестабильностью.

Что же касается Украины, то обвал гривны и стоимости труда тоже делает ее заманчивым объектом для инвестиций — украинским работникам можно платить, как минимум, в два раза меньше, чем работникам в Китае, производя товар ближе к границам крупных потребителей из стран ЕС. Кроме того, Китай нуждается в регулярных поставках зерна в больших объемах, а также в некоторых видах продукции украинского машиностроения и авиастроения. С конца 2015 года китайские власти открыли рынок страны для молочной продукции из Украины, а в 2017 году — для замороженной говядины и некоторых животноводческих кормов.

Как заявила на днях торговый представитель Украины, заместитель министра экономического развития и торговли Наталия Микольская, комментируя усиление сотрудничества с Китаем, «производимые на Украине продукты питания имеют два основных преимущества: высокое качество и конкурентную цену». Среди наиболее перспективных статей агроэкспорта в Китай Наталия Микольская назвала: свежие и замороженные овощи, фрукты и ягоды, целый ряд продукции с большей добавленной стоимостью — соки, кондитерские изделия, детское питание, алкоголь.
По ее словам, спрос на все эти товары среди китайских потребителей неуклонно растет, а потому у украинских производителей есть шанс занять на рынке КНР свою нишу.

Наталия Микольская утверждает также, что украинско-китайское экономическое сотрудничество на 2018 год включает в себя такие сферы, как энергетическое машиностроение и производство бытовой электротехники с расчетом не только на местного потребителя, но и на экспорт в страны ЕС.

С 2014 года Украина отчаянно пытается разорвать экономические связи с Россией, действуя себе в убыток. Вместе с тем, украинская продукция зачастую оказывается не востребованной в странах Евросоюза, который всячески стремится защитить своего производителя, вводя все новые и новые квоты и протекционистские меры.

Кроме того, усиление сотрудничества с Китаем в какой-то степени вызвано и наступившим охлаждением политических отношений с «европейскими партнерами», которые несколько разочаровались в украинском правительстве, выдвигают все новые и новые требования, как условия дальнейшего экономического сотрудничества. Лавируя между Россией и Евросоюзом, украинская экономика «выруливает» в сторону Китая, а освободившуюся на Украине нишу старается заполнить китайский бизнес.

Как ни парадоксально, но стремление Украины в Европу может вывести ее «окольными путями» к усилению зависимости от китайских инвестиций и так называемой «Азиа-интеграции». С другой стороны, такая переориентация экономики может в перспективе оживить украинскую промышленность, так как Китай заинтересован в Украине не только, как в «сырьевом придатке», но и как в производителе товаров с высокой добавленной стоимостью.