Это очень существенно для федерального бюджета, передача такой суммы может просто-напросто обрушить и американский финансовый рынок, и соответственно доллар. Предшествовало заявлению Трампа скорее всего то, что его проинформировали: иранские деньги придется возвращать. Он пытался как-то договориться с Тегераном, но это просто нереально – там нет человека, обладающего полномочиями дать согласие на отсрочку. Это же не один счет, не одно юридическое лицо, потому даже если у Ирана и было бы желание поторговаться насчет откладывания возврата, юридически это оформить почти невозможно.

 

Атомная бомба и Тегерану не очень-то нужна

Трамп вовсе не намерен идти на дальнейшие обострения в отношениях с Исламской Республикой, для него главное – упомянутые 150 миллиардов. И ядерные программы Тегерана тут по большому счету ни при чем – атомная бомба ему не очень-то и нужна.


Во-первых, нет врага, против которого ее стоило бы применить. Во-вторых, это очень дорого. А в-третьих, иранцы живут в постоянном страхе землетрясений и где-то на подсознательном уровне сами боятся ядерного оружия. А если уж очень понадобится, его без проблем можно купить у того же Пакистана, Исламабад продаст.


Так что ключевой момент в заявлении Трампа – именно нежелание возвращать деньги. Никаких сценариев подобного иракскому – с массированными бомбардировками, с наземным вторжением – американский президент в виду не имеет. Для него сейчас главная угроза вовсе не Иран, его основная головная боль – Китай, и о проблемах в отношениях с ним Трамп ныне вынужден думать гораздо больше.


Будут ли вмешиваться в ситуацию другие страны? Если история не получит военного продолжения, то нет. Израиль больше всего заинтересован как-то обернуть ситуацию в свою пользу, и казалось бы, мощное лобби в США могло бы помочь Тель-Авиву получить от Тегерана некие уступки и обещания, но «большие мальчики» его к столу не подпустят. Лобби активничает, когда его интересы совпадают с интересами Израиля, но защищать сугубо частные интересы еврейского государства не будет. Свой кошелек важнее интересов исторической родины.

Саид Гафуров