Главная > Экономика и финансы > Как КНДР может стать «придатком российского Дальнего Востока»

Как КНДР может стать «придатком российского Дальнего Востока»


24-04-2019, 08:00.

Визит Ким Чен Ына во Владивосток подтверждён теперь уже обеими сторонами — вслед за Кремлем о нем сообщило государственное Телеграфное агентство КНДР. Несмотря на некоторую традиционную секретность вокруг даты, предполагается, что встреча северокорейского лидера с В.В. Путиным произойдёт 25 апреля.

Принято считать, что ключевым вопросом визита будет денуклеаризация полуострова. Однако в действительности речь вряд ли всерьёз может идти о полном и настоящем отказе КНДР от ядерного оружия.

В первую очередь — потому, что единожды добившаяся ядерного статуса страна едва ли захочет от него отказаться. Примеров история не знает — и к таковым во всяком случае не может относиться вывод ядерного оружия с территории бывших советских республик в начале 90-х (их «ядерный» статус отличался немногим от «ядерного» статуса ФРГ, где ракеты есть, но американские). Максимум, на который может рассчитывать международное сообщество — это дальнейший мораторий на испытания.

Однако сами отношения Москва-Пхеньян представляют собой ценность на международном политическом рынке — поскольку Россия является единственной державой, не имеющей никаких претензий к внутренним (экономическим ли, политическим ли) делам КНДР и потому рассматривается ею как вполне доброжелательная сила. В связи с чем востребована другими странами (в первую очередь США) как посредник.

Более интересной представляется другая часть переговоров — на первый взгляд совсем смешная по масштабам рассматриваемых тем, торгово-коммуникационная.

Оборот между двумя странами в прошлом году составил что-то около 35 миллионов долларов (то есть околонулевую цифру). Рост его обычными методами невозможен в связи с международными санкциями, ограничивающими торговлю с КНДР. Транзитные возможности этого государства не используются практически совсем по понятным причинам (единственный ж/д мост через Туманную загружен в лучшем случае примерно на треть).

При этом потенциально сохраняется возможность перемен — в зависимости от того, насколько изменится международная обстановка. И если в обозримом будущем с помощью России удастся достичь не «демилитаризации» (это фантастика), но хотя бы устоявшейся стабильности на полуострове — то проекты, сейчас кажущиеся весьма отдаленными, могут резко стать востребованными. В связи с чем в повестке уже сейчас строительство автомобильного моста через Туманную: речь идёт об «инвестициях в будущее».

Есть ещё одна любопытная цифра: несмотря на то, что оборот между РФ и КНДР в 2018-м упал на 56% — оборот между КНДР и регионами Дальневосточного федерального округа за тот же год показал рост на 68,5%. Таким образом, речь идёт по меньшей мере о развитии связей в трансграничных районах. И тут 25-миллионная Северная Корея может выступить как своего рода «человеческий и производственный придаток» российского Дальнего Востока.

Особенно если в ходе переговоров будет найден и утвержден механизм обхода санкций. Об одном из вариантов такого механизма стало известно на прошедшей 4–6 марта межправкомиссии РФ—КНДР: речь идет о клиринговой схеме, в рамках которой торговля будет идти фактически на основе бартера без вовлечения банковских транзакций.



Вернуться назад