В основе – геостратегические интересы, а не групповые или клановые, не бизнес, каким бы выигрышным он ни представлялся. Сирия – да. Это опорная точка России на Ближнем Востоке. Иран – да. Трудноватый, но вместе с тем надежный российский партнер, а по некоторым вопросам и союзник. Есть Египет, с которым еще предстоит трудная работа, есть Ирак с его тяжелой судьбой – они тоже входят в круг наших партнеров. Тогда как Турция показала себя ненадежным и неустойчивым партнером, а Израиль вместе с Соединенными Штатами сегодня занял однозначно враждебную по отношении к России позицию. В последнем случае, я считаю, пора уже как-то показывать нашу оценку происходящего – снижать уровень дипломатических отношений, не до отзыва посла, конечно, но тем не менее хотя бы перейти на официальный язык. Тем более после того, как Израиль и США совместно провели операцию против сирийских и российских подразделений. Это акт войны, и спускать подобное ни в коем случае нельзя. Втягиваться в боевые действия не стоит, но по политико-дипломатической линии необходимо показать, что такая демонстративная враждебность нами молча принята быть не может.

На Ближнем Востоке мы добились определенных военных успехов, но они просто обязаны быть трансформированы в геополитические приобретения

Да и пора уже определиться, чего Россия хочет на Ближнем Востоке. Мы туда пришли, а уходить всегда труднее. Мы там добились определенных военных успехов, но они просто обязаны быть трансформированы в геополитические приобретения.

Процесс примирения исламского мира должен быть связан с Россией. Треугольник Москва – Анкара - Тегеран тоже нужно всячески развивать. Военные действия лишь создают условия для активной дипломатии, а вот в этом отношении мы почему-то демонстрируем слабость. Со времен броска наших десантников на Приштину повторяется одна и та же картина: военные создали плацдарм, с которого дипломаты могут развивать геополитический успех, но внешнеполитическое ведомство ведет себя куда более вяло, чем хотелось бы. В Сирии аналогичная картина. Все последнее время мы там активно наступали, но это продвижение не имело подготовленных тылов. В первую очередь к такой поддержке оказались не готовы наши экономика и оборонно-промышленный комплекс. А внешнеполитическое ведомство хуже того – вело себя как-то плаксиво, просяще и заискивающе. По поводу того, что американские и турецкие вооруженные силы незаконно вошли на территорию Сирии, мы даже ни разу не созвали Совет Безопасности ООН, чтобы поставить вопрос о нарушении суверенитета. Чего боимся – непонятно.

Израиль сегодня откровенно действует против нас, он напрямую ответствен за нападение на сирийские правительственные войска и гибель бойцов спецподразделения «Вагнер». Так что пора, на мой взгляд, как-то подморозить безвизовый режим с Тель-Авивом, прекратить постоянные консультации с Нетаньяху. Очень некрасиво смотрится несоответствие наших военных побед с поведением МИДа, который только скулит и просит нас не обижать. Это воспринимается всеми как слабость.

Леонид Ивашов,
Президент Академии геополитических проблем, генерал-полковник