Главная > Интервью > У Анкары и Москвы многое должно получиться

У Анкары и Москвы многое должно получиться


8-05-2019, 15:00.

 

У Анкары и Москвы многое должно получиться
Иван Шилов © ИА REGNUM

Бывший министр иностранных дел Турции Яшар Якыш отвечает на вопросы ИА REGNUM. До того как возглавить в первой половине 2000-х годов МИД Турции, Якыш занимал место посла Турецкой Республики в Сирии, Каире, Саудовской Аравии. Завершил он свою карьеру в должности постоянного представителя Турции при ООН в Вене. После выхода на пенсию стал одним из учредителей ныне правящей турецкой Партии справедливости и развития. Два раза переизбирался депутатом парламента.

: Уважаемый господин министр, только что в Гранадском университете завершилась международная конференции «Баланс сил в перспективе политических изменений на Ближнем Востоке», в которой приняли участие эксперты из университетов и исследовательских центров Испании, Бельгии, России и Турции. Ваши впечатления?

ЯКЫШ: Конечно, такие международные форумы необходимо проводить почаще, в разных странах, привлекать как можно больше специалистов по сложному региону, каковым считается Ближний Восток. В то же время мне бросилось в глаза следующее. Хозяева форума, испанская сторона, выставили представителей исключительно академической науки. Я имею в виду профессоров Инмакуладу Сцмолку, Лукаса Луиза Гарсиа, Джавьера Ролдана Барберо. Остальные оказались «попроще», были более приземленными к реальной политике. Но проблема в том, что, на мой взгляд, для классического академического анализа ситуации, которая сложилась сейчас на Ближнем Востоке, время еще не наступило. Поэтому выставленные ими тезисы, различные «кризисные «графики и таблицы производят всего лишь внешнее впечатление. Не более того. Вот почему испанцы часто сбивались на текущую политику, хотя не все договаривали, особенно когда рассуждали по острой проблеме иммиграции. У меня сложилось впечатление, что они ограничивают свои суждения банальными мыслями, избегают более глубокого анализа ситуации.

: С испанцами ясно. Поговорим о другом. Как вы оцениваете нынешнее состояние турецко-российских отношений?

Исключительно позитивно. Они развиваются очень успешно практически во всех областях. Скажу о другом. На мой взгляд, именно президент России Владимир Путин предостерег Анкару от совершения дальнейших политических ошибок в регионе, которые, конечно, были. Теперь Турция стремится сделать свою политику более гармоничной. Ранее я не раз говорил, что до 2015 года Анкара имела все возможности сыграть главную роль в благоприятном урегулировании сирийского кризиса через налаживание прямого диалога с Дамаском. Не получилось. Главную причину я усматриваю в том, что Анкара, как и другие западные внешние игроки, осуществляли в Сирии политику с серьезной идеологической нагрузкой. Политика же России была и остается исключительно прагматичной. Правда, теперь процесс сирийского урегулирования осуществляется по более сложной формуле, имея в виду астанинский процесс.

: Почему, на ваш взгляд, реализация соглашения между Турцией и Россией по сирийскому Идлибу продвигается так медленно?

Все очень запутано. Если бы сирийское правительство при поддержке России начало военную операцию в Идлибе, то от этого пострадало гражданское население, к границе с Турцией хлынула бы огромная волна беженцев. Турция пытается убедить относительно умеренную оппозицию в Идлибе отказаться от вооруженной борьбы и Россия поддерживает такой подход Анкары. Но Турция пока не может выполнить свою работу так, как это планировалось. Еще один аспект, о котором я говорил ранее. Турция считает присутствующую в Идлибе группировку «Нур ад-Дин аз-Зенки» умеренной оппозицией, но до недавнего времени она действовала вместе с группировкой «Хейат Тахрир аш-Шам», бывшая «Ан-Нусра», и запрещена в России. Согласно резолюции Совбеза ООН № 2254, «Ан-Нусра» ((организация, деятельность которой запрещена в РФ)) и связанные с ней организации не получают преимущества от режима прекращения огня. То есть нет консенсуса о том, какие группировки могут стать целью между Турцией, с одной стороны, и Россией, Ираном и Сирией — с другой. На мой взгляд, это одна из важных причин, по которой не удается добиться прогресса в Идлибе.

: Поговорим о взаимоотношениях между Турцией и США на фоне сирийского кризиса. Что вы скажете по этому поводу?

Турция и США являются союзниками по НАТО, но их интересы по Сирии явно не совпадают. США, несмотря ни на что, продолжают поддерживать силы самообороны сирийских курдов, что Турция рассматривает как угрозу своей национальной безопасности из-за связей с запрещенной у нас в стране Рабочей партией Курдистана. Недавно Вашингтон заявил, что сократит свое военное присутствие в Сирии. Но если возникнет конфликт сирийских курдов с турецкой армией, то с ней будут сражаться силы самообороны курдов, а не американские солдаты. Если в дальнейшем появится курдская автономия, то, по всем признакам, в Вашингтоне рассчитывают использовать эту силу в качестве рычага против центральных властей Дамаска, а в долгосрочной перспективе курдское присутствие имеет важное значение для США с точки зрения обеспечения безопасности Израиля. Трудно предсказать, каким образом дальше будут развиваться события на этом направлении, ведь Турции при определенных условиях придется сражаться не только против поддерживаемых американцами «Сирийских демократических сил», но и против сирийской армии, которая имеет поддержку России. Идеальным решением этого сложного уравнения для Турции является налаживание отношений с Сирией и совместный поиск выхода из сложившегося кризиса. Ведь на самом деле интересы Анкары и Дамаска в отношении сирийских курдов во многом пересекаются.

: Господин министр, выступая на форуме в Гранаде, вы особое внимание уделили перспективам сотрудничества Турции с Россией, хотя есть разногласия между двумя странами по некоторым вопросам? Что дальше?

Запад не может дать Турции того, что может дать Россия. Это важно отметить сейчас, когда исламский мир в целом и конкретно Сирия переживают большой кризис. И именно Россия играет очень важную роль в достижении политического урегулирования сирийского конфликта. Сирийский и ближневосточный конфликт нужно решить, хотя добиться такого в ближайшем будущем будет непросто. Я с удовольствием отмечаю, что наши страны приняли решение действовать совместно для того, чтобы достичь урегулирования сирийской проблемы. Получится или нет — это другой вопрос, потому что есть и другие заинтересованные участники, у которых другой подход. Хочу надеяться, что у Анкары и Москвы если не все, то многое получится.

Гранада



Вернуться назад