Подписаться RSS 2.0 |  Реклама на портале
Контакты  |  Статистика  |  Обратная связь
Поиск по сайту: Расширенный поиск по сайту
Регистрация на сайте
Авторизация

 
 
 
   Чужой компьютер
  • Напомнить пароль?






    Навигация

    Важные темы

    Россия применила «военные действия» в отношении США, якобы совершив вмешательство в


    Последние недели стали для украинской политики на европейском направлении временем сплошных потерь.


    Хотят украинцы это признавать или нет, но в том формате, в котором их государство существовало до


    Методологически понятно, что такого рода решения не принимаются на конъюнктурном, ситуативном,


    Подошло время снова обратиться к обозрению текущей ситуации на ниве распада глобального мира на


    Реклама




    » Генерал Сергей Николаевич Воцеховский

    | 17 декабрь 2015 | Солдаты Империи |

     

    Сергей Николаевич Войцеховский - человек удивительной судьбы, словно вобравшей в себя драматическую историю XX века. Артиллерийский офицер русской Императорской армии, выпускник Академии Генерального штаба, ветеран Первой мировой войны. В мае 1918 г. С.Н. Войцеховский -один из руководителей восстания Чехословацкого корпуса против большевиков. В январе-феврале 1920 года - Главнокомандующий войсками адмирала А.В. Колчака.

    Сменив на этом посту легендарного В.О. Каппеля, С.Н. Войцеховский успешно завершил отход белых армий от Омска до Читы - Великий Сибирский Ледяной поход. Именно его действия во многом предопределили исход Гражданской войны в Сибири. С мая 1921 по сентябрь 1938 г. Войцеховский - на высших должностях в Чехословацкой армии, а затем, в годы немецкой оккупации, военный министр подпольного Чехословацкого правительства.

    Наконец, с мая 1945 г. и до смерти в апреле 1951 года - заключенный ГУЛАГа в районе Тайшета, в тех же местах, через которые он тридцатью годами ранее вел белых бойцов. Таким образом, его жизненный путь дважды пересек Приангарье. Исследователи уже неоднократно обращались к биографии С.Н. Войцеховского [1]. Его деятельность в Чехословакии подробно рассматривается в статье челябинского исследователя Г.Г. Канинского. Нам же представляется целесообразным осветить основные вехи военной карьеры Войцеховского в России, уточнив и дополнив ранее публиковавшиеся материалы. Все даты, до 1917 г. Включительно, приводятся по старому стилю. Краткая характеристика учебных заведений, гарнизонов, воинских частей, видных сослуживцев позволит реконструировать общий фон военной службы, проследить ее хронологию и географию.

     

    В каких городах проходила учеба и служба, как повлияли они на формирование личности? Какие жизненные задачи решил герой нашей статьи? Поскольку начало его карьеры достаточно типично для русского офицера, представляется целесообразным попутно показать механизм военной карьеры в начале XX века. Сергей Николаевич Войцеховский родился 16 октября 1883 г. в Витебске. Происходил будущий генерал из дворян Витебской губернии, очевидно, польского происхождения, но уже принявших православие. Известно, что во второй половине XIX века значительное число поляков переходило в православие, а помещичье землевладение в «западных» губерниях было почти исключительно польским.

    Позднее, уже в 1915 г. в послужном списке Войцеховского будет записано, что недвижимого имущества, как наследственного, так и приобретенного, не имеет. Фамилия «Войцеховский» была достаточно распространенной, например, в 1909 г. в русской армии служило 13 офицеров с такой фамилией [2]. Отец Войцеховского - офицер русской армии, участвовал в русско-турецкой войне 1877-1878 гг., дослужился до звания подполковника. Мать, по материнской линии происходившая из рода графов Елагиных, занималась воспитанием старшей дочери Зинаиды и младшего сына Сергея. Семейная традиция предопределила офицерскую карьеру Сергея Войцеховского, этому же способствовало тогдашнее военное прошлое и настоящее Витебска. Витебск, впервые упомянутый в 1021 г., с 1320 г. находился под властью Литвы, а в XVI веке многократно разорялся в ходе войн с Москвой. В сентябре 1708 г., во время Северной войны, по приказу Петра I, Витебск был сожжен за поддержку избранного под нажимом шведов польского короля С. Лещинского. С этого времени город обеднел, население сократилось, а торговля упала. В 1772 г. Витебск и Витебское воеводство присоединены к России. Значительные людские и материальные потери понес Витебск и в 1812 г. К 1890 г. в Витебске проживало до 59000 человек, в том числе более 25000 евреев. Благодаря железной дороге и положению на сплавной Западной Двине, город служил важным складом хлеба, соли, лена, пеньки и дров. Этническое и конфессиональное многообразие Витебска дали Войцеховскому неоценимый опыт общения, расширивший кругозор и пригодившийся в будущем.

    Что касается военного настоящего, то в конце XIX века в Витебске дислоцировался штаб 41-й пехотной дивизии и квартировали 163-й Ленкоранско- Нашебургский и 164-й Закатальский пехотные полки. Оба полка были сформированы в 1874 г. Первый полк назван по уездному городу Бакинской губернии Ленкорань - бывшей персидской крепости, взятой штурмом русскими войсками в ночь на 31 декабря 1812 г., и Нотебургу - шведскому названию древнерусской крепости Орешек (ныне Шлиссельбург). Второй полк наименован по центру особого округа в Закавказье, на месте которого в 1804 г. русские войска имели бой с лезгинами, а в 1830 году, подавив восстание последних, возвели крепость Закаталы. И 163-й и 164-й полки имели многочисленные знаки отличия, как унаследованные от полков выделивших кадр на их сформировании, так и полученные за русско-турецкую войну 1877-1878 гг. Таким образом, рассказы об истории Витебска, возможность непосредственно наблюдать славные русские полки сформировали тягу к военному делу у юного Войцеховского, а также стремление увидеть Закавказье. По семейным преданиям, у Сергея рано проявилась любовь к математике и физике. Поэтому для учебы было выбрано Великолуцкое реальное училище, а не Витебская мужская гимназия. Великие Луки были центром одного из восьми уездов Псковской губернии и издавна являлись важным русским форпостом. Они часто разорялись соседней Литвой, страдали от усобиц Новгорода с удельными князьями, в 1580-1582 гг. захватывались Стефаном Баторием. В 1611 г. Лжедмитрий полностью разрушил город, но 1619 г. царь Михаил Федорович приказал вернуть разбежавшихся жителей в Великие Луки и пополнить население уральскими и донскими казаками.

    И в конце XIX века потомки последних проживали в городе под именем «казачьих недорослей». В 1897 г. в Великих Луках проживало 8481 человек. Сохранялись в городе и остатки рва и вала земляного укрепления, возведенного к 1708 г. Петром I. Справочники сохранили данные о педагогах Великолуцкого реального училища [3, с. 176], которое в 1902 г. Войцеховский оканчивает с отличием. Войцеховский избирает военную карьеру. 11 сентября 1902 г. он зачисляется юнкером рядового звания в Константиновское артиллерийское училище на правах вольноопределяющегося 1 разряда [4, л. 1]. Пользовавшийся рядом служебных льгот вольноопределяющийся – это лицо, поступающее на военную службу по добровольно выраженному желанию, а не по вытянутому жребию. К поступлению допускались только имеющие образовательный ценз, не моложе 17 лет. К 1 разряду относились окончившие высшие или средние учебные заведения, а также 6 классов гимназий. Поступая на службу рядовыми, вольноопределяющиеся 1 разряда, «по выдержании испытания в строевом образовании и по удостоению начальства», через 6 месяцев могли производиться в унтер-офицеры. Расположенное в Санкт-Петербурге Константиновское артиллерийское училище было преобразовано в 1894 г. из 2-го пехотного военного Константиновского училища, в свою очередь созданного в 1859 г. из Константиновского кадетского корпуса. В училище осуществлялась подготовка офицеров артиллерии, изучались Закон Божий, иностранные языки, история, военное законоведение, алгебра, дифференциальное и интегральное исчисление, аналитическая геометрия, физика, химия, механика, общая тактика, тактика артиллерии, артиллерийское черчение, артиллерийская администрация, топография и фортификация. «Гражданские» предметы давали знание, но не повышали общее образование, которое считалось законченным в среднем учебном заведении. Военные предметы проходили весьма основательно, но слишком теоретично, в отрыве от современной практики. В 1900 г. начальником Константиновского училища был генерал-майор В.Т. Чернявский [3, с. 644]. Штат училища составлял 420 человек. 31 августа 1903 г. Войцеховский произведен в унтер-офицеры, в портупей- юнкеры - 4 мая 1904 г. В конце обучения юнкера разбирали имеющиеся в воинских частях вакансии. Сначала выбирали фельдфебели, затем училищные унтер- офицеры, а уже после остальные юнкера по полученным оценкам и взысканиям. «Шли разговоры о боевой характеристике полков, их боевой славе, а также с разных сторон черпались сведения и о современной репутации части»[5, с. 76]. Выбор вакансии, а, следовательно, и гарнизона, во многом определял судьбу офицера.

    Успехи Войцеховского в учебе избавили его от «медвежьих углов», он служил сначала в уездном, а затем исключительно в губернских городах или обеих столицах. Его выбором стала полевая легкая артиллерия, 20-й артиллерийская бригада, стоявшая в закавказском городе Ахалцык. По окончании полного курса наук двух классов училища по 1-му разряду Высочайшим приказом 9 августа 1904 г. Войцеховский произведен в подпоручики со старшинством с 10 августа 1903 г. Поскольку для получения следующего чина требовалось выслуга 4 лет и «удостоение начальства», присвоенное старшинство сокращало срок фактической выслуги на 1 год. Согласно 206-й статьи Устава о воинской повинности, Войцеховский был «обязан срочной службой за воспитание в училище по 1,5 года за каждый год, а всего 3 года» [4, л. 2]. После 28-дневного отпуска Войцеховский прибыл в 20-ю артиллерийскую бригаду, а 20 сентября 1904 г. был направлен на службу в ее 2-ю батарею.

    За прошлые подвиги батарея была отмечена георгиевскими трубами с надписью «за Кавказскую войну и умиротворение горских племен Терской области в 1877 г.» Всей бригадой же командовал генерал-майор В.Н. Никитин, впоследствии командующий войсками Иркутского, а затем Одесского военного округа. Уездный город Тифлисской губернии Ахалцык имел население до 16000 человек, преимущественно армян. Кроме артиллерийской бригады, где предстояло служить молодому офицеру, в городе квартировал 77-й пехотный Тенгинский полк. В стоявших на Кавказе войсках соблюдался обычай «куначества» - боевого братства различных частей. Ахалцыкский гарнизон был почти пограничным, до турецкой границы было около 100 верст. 13 сентября 1904 г. Войцеховский был назначен учителем бригадной учебной команды, обязанности которого он исполнял до окончания занятий 10 апреля 1905 г. Команда готовила наиболее развитых солдат к занятию унтер-офицерских должностей. Срок подготовки - 8 месяцев. Офицерская служба Войцеховского началась с обучения рядовых артиллеристов. Программу обучения в учебной команде предписывало военное ведомство, но использовали ее применительно к местным условиям. Большое внимание уделялось практической подготовке будущих унтер-офицеров к обучению новобранцев. Именно унтер-офицеры в значительной мере поддерживали внутренний порядок в подразделениях, обучали солдатскую массу.

    Согласно телеграмме Главного артиллерийского управления за № 23156, Войцеховский 23 мая 1905 г. командируется в 74 артиллерийскую бригаду, а высочайший приказ о переводе последовал 3 июля. Шел второй год русско- японской войны, и 74-я артиллерийская бригада в составе 19-го армейского корпуса следовала на театр военных действий. Однако эти передвижения были скорее инерцией прежних распоряжений, поскольку и Россия, и Япония уже стремились к заключению мира. 6 июля из Петербурга в США выехал С.Ю. Витте, 24 июля в Портсмуте начались переговоры, а 23 августа был подписан мирный договор между Россией и Японией. Войцеховский же в рядах бригады пересек русско-китайскую границу 20 июля. Пять железнодорожных эшелонов (№№ 554, 558, 559, 563, 564) с подразделениями 74-й артиллерийской бригады 24-26 июля прибыли на станцию Гунчжулин [6, с. 65]. С 28 июля по 6 сентября Войцеховский находился в биваке у деревни Хузейчеидо. Таким образом, принять участие в боях не довелось. Высочайшим приказом от 7 июля 1905 г. Войцеховский возвращается в 20-ю артиллерийскую бригаду, куда отправился 6 сентября, а прибыл 13 сентября 1905 г. Здесь он сначала снова назначается учителем в бригадную учебную команду. Однако уже 29 октября 1905 г. «в видах службы» он откомандируется от команды с переводом в 4-ю батарею. В батарее последовательно занимал должности делопроизводителя, второго старшего офицера. 29 декабря 1906 г.

    Войцеховский переводится в 5-й стрелковый артиллерийский дивизион, дислоцировавшийся в городе Сувалки, центре самой северной губернии Варшавского генерал-губернаторства. Вместо границы с Турцией Войцеховский оказался на рубеже с Германией. В начале XX века в Сувалках было 23000 жителей, поляков и евреев. Город не имел торгово-промышленного значения, но имел крупный гарнизон - два полка 2-й кавалерийской дивизии и четыре полка 5-й стрелковой бригады. 20-м стрелковым полком последней в 1895-1901 гг. командовал полковник Р.И. Кондратенко, геройски погибший 2 декабря 1904 г. при обороне Порт-Артура. Подпоручик Сергей Николаевич Войцеховский с 4 января по 7 марта 1907 г. является учителем дивизионной учебной команды, а затем временно исполняет должность адъютанта дивизиона. 11 сентября 1907 г. его производят в чин поручика со старшинством с 10 августа 1907 г. Войцеховский решает поступать в Николаевскую Академию Генерального штаба. На подготовку к вступительным экзаменам в Академию у большинства офицеров уходил год напряженных занятий.

    Требовалось повторить весь курс военных наук военного училища и изучить по расширенной программе ряд общеобразовательных предметов: языки, математику, историю, географию и т.д. Поскольку математические предметы спрашивались в рамках полного курса реального училища, у Войцеховского было определенное преимущество. Условиями поступления была не менее чем трехлетняя служба в строю и участие в двух лагерных сборах. С 27 февраля по 9 марта 1908 г. Войцеховский находился в командировке в г. Вильно, в штабе округа. Здесь он выдержал предварительные испытания для поступления в Академию: решил тактическую задачу с приложением объяснительной записки и приказа, написал сочинение по русскому языку, продемонстрировал навыки верховой езды. 1 августа того же года он командируется уже в Санкт-Петербург, где успешно сдает экзамены в Академии. 10 октября 1908 г. приказом по Генеральному штабу № 50 Войцеховского зачисляют в младший класс Академии. В начале 1909 г. Сергей Николаевич Войцеховский женится на Маргарите Викторовне Темниковой. Отцом невесты был начальник Виленского военного госпиталя полковник Виктор Леонтьевич Темников [2, с. 891], два брата - офицерами. 10 января 1910 г. у Войцеховских родился сын Георгий. Совмещать начало семейной жизни и учебу в Академии оказалось достаточно трудно, и с разрешения начальника Генерального штаба Войцеховский 2 июня 1909 г. отчислен к своей части по семейным обстоятельствам.

    20 августа 1909 г. Войцеховский вторично отправляется сдавать экзамены в Академию, вторично успешно выдерживает их и 4 октября зачислен в младший класс Академии. В этом классе Войцеховский провел 1909-1910 учебный год. Также дважды, но 13 годами ранее проходил младший класс Академии один из лидеров белого движения генерал А.И. Деникин, считавший, что «для непривилегированного офицерства иначе, как через узкие ворота «генерального штаба», выйти на широкую дорогу военной карьеры в мирное время было почти невозможно» [7, с. 67]. Даже «неудачники-второразрядники» - не закончившие полного – трехлетнего курса Академии и уходившие обратно в свои части, через два года с одной лишь «черепахой» (академическим значком), получали существенное служебное преимущество. Эта «черепаха» обеспечивала им – автоматически – производство в первый штаб-офицерский чин – подполковника, после 4 лет службы в чине капитана.

    Это был самый трудный скачок. В «глубокой» армии пожилые служаки дожидались его по 10 лет и больше» [8, с. 89]. Офицеры Генерального штаба занимали большинство высших командных должностей. Отношение к Академии было неоднозначным. Из-за указанных служебных преимуществ ее выпускников в армии не любили, презрительно называли «моментами». Неприязнь строевых офицеров к «черному войску» переживет и революции, и гражданскую войну, и эмиграцию. Один из критиков считал Академию «причудливым сочетанием дисциплинарного батальона с иезуитской коллегией» [9, с. 43]. Другой сравнивал ее с дореформенной бурсой, отмечая что «конкуренция между учащимися развращала нравы как обучаемых, так и обучающих…. Во взаимных отношениях все чаще стали наблюдаться недостойные военной среды заискивание, искательство, интриги» [10, с. 123]. Однако конкуренция была обратной стороной обилия желающих поступить и окончить Академию.

    Она же побуждала к суровому отбору, способствовала строжайшему режиму обучения. Из поступивших в Академию только каждый третий попадал в Генеральный штаб. Трудности учебы описаны и в художественной литературе, например, рассказе А.И. Куприна «Куст сирени», в 1894 г. Даже успешно окончившие Академию признавали перегруженность курса общеобразовательными предметами, отвлеченность преподавания от современных реалий, излишнее внимание к несущественным и ненужным сведениям, и как следствие - зубрежку и переутомление. Неслучайно, что одна из немецких справочных книг отмечала, что большинство офицеров русского Генерального штаба имело расстроенную нервную систему [5, с. 147; 9, с. 43]. Не избежали этого и нервы Войцеховского, чья вспыльчивость не раз проявиться впоследствии. Вместе с тем выпускники подчеркивали, что Академия резко расширяла кругозор, вооружала научными методами, давала критерии к познанию военного дела. При всех недостатках она готовила «бесспорно, квалифицированные кадры знающих и натренированных в умственной работе офицеров»[11, с. 127]. Обучение в Академии продолжалось три года. Первые два – прослушивание лекций, третий – самостоятельные работы по различным аспектам военного дела – защита трех диссертаций (по истории военного искусства, по теории военного искусства, тактической задачи на действия армейского корпуса). Темы диссертаций определял жребий. В течение 1910-1911 учебного года Войцеховский обучался в старшем классе, окончив его по 1-му разряду. Последнее дало пропуск на дополнительный курс Академии на 1911-1912 учебный год. Только успешно окончившие дополнительный курс причислялись к Генеральному штабу. 31 августа 1911 г. Войцеховский произведен в штабс-капитаны со старшинством с 10 августа 1911 г. 19 мая 1912 г. Войцеховский заканчивает Академию Генерального штаба по 1-му разряду со всеми правами и преимуществами. А за отличные успехи во время обучения награждается орденом Святого Станислава 3-й степени.

    Это первый орден из девяти русских орденов Войцеховского. В 1912 г. Академия выпустила 112 офицеров, а всего с 1901 по 1914 г. 1076 человек. Однокурсником Войцеховского был будущий начальник штаба белой Сибирской армии Б.П. Богословский. Обучение в Академии одного офицера обходилось государству в 40000 руб. Выпускники были обязаны прослужить в военном ведомстве 1,5 года за каждый год обучения. Таким образом, став офицером, Войцеховский полтора учебных года преподавал, а четыре обучался сам. Затем Войцеховский был направлен в 1-ю гренадерскую генерал-фельдмаршала графа Брюса артиллерийскую бригаду, расквартированную в Москве. 31 мая назначен на службу в 5-ю батарею бригады, а 25 июня переведен в 4-ю батарею. 22 апреля 1913 г. Войцеховский причислен к Генеральному штабу с прикомандированием к штабу Московского военного округа. В Москве он не только успешно подготовился к службе Генерального штаба, но и преподавал тактику в Александровском военном училище, а также успел окончить авиационную школу.

    С 15 июля по 7 августа 1913 г. находился в полевой поездке офицеров Генерального штаба в Бресте. С 23 августа по 9 сентября 1913 г. был командирован на подвижный сбор в штаб 3-й гренадерской дивизии, в Москве. Окончание Академии для Войцеховского, как артиллериста имело еще одно последствие. Приобщенный к общевойсковой тактике, он считался «отрезанным ломтем», назад в артиллерию не принимался и отныне зачислялся по пехоте. Для окончательного перевода в Генеральный штаб требовалось еще двухлетнее цензовое командование ротой. Для этого Войцеховский 28 сентября 1913 г. был направлен в штаб 31-й пехотной дивизии. Дивизия квартировала в Харькове – губернском городе с 200000 жителей, торгово-промышленном и культурном центре восточной Малороссии.

    В Харькове действовало до 150 учебных заведений, в том числе университет и 2 института, издавалось более 20 газет. Здесь же 11 октября 1913 г. Войцеховский и принял под командование 6-ю роту 122-го Тамбовского пехотного полка. Этот сформированный в 1863 г. полк участвовал в русско-турецкой 1877- 1878 гг. и русско-японской 1904-1905 гг. войнах, в 1906 г. отметился нарушениями воинской дисциплины [12, с. 147]. Осенью 1915 г. командир Тамбовского полка должен был составить на подчиненного аттестацию, и если она была бы положительной, последовал бы перевод Войцеховского в Генеральный штаб, долгожданные серебряные аксельбанты. Таким образом, Войцеховский преодолел четыре серьезных барьера на пути в Генеральный штаб: предварительные испытания в округе, поступление в Академию, окончание ее полного трехлетнего курса и причисление к Генеральному штабу, прикомандирование к штабу одного из военных округов. Причем два первых препятствия ему пришлось брать дважды. Последнее пятое препятствие досрочно, на год ранее, устранила начавшаяся Первая мировая война.

    17 июля 1914 г. Войцеховский назначен старшим адъютантом 69-й пехотной дивизии. Эта дивизия второочередной - одной из 35-ти русских пехотных дивизий, создававшихся при всеобщей мобилизации на базе «скрытых» кадров специально выделяемых из уже имевшихся в мирное время дивизий первой очереди. Начальником 69-й пехотной дивизии стал генерал-майор А.П. Гаврилов. Полки дивизии еще предстояло сформировать в районе Харькова на базе 31-й пехотной дивизии, укомплектовать запасными и ратниками 1-го разряда. Старший адъютант был ведущей фигурой в решении оперативных задач – задач достижения определенных целей к установленным срокам. Он готовил приказы для частей дивизии, ведал канцелярией, заполнял журнал военных действий. Служба во второочередных частях была значительно труднее и сложнее, чем в кадровых.

    Военный теоретик А.А. Свечин писал: «Никакой бюрократизм не может быть допущен. Всюду нужен личный пример, личный досмотр, личное воздействие. Штабы дивизий по отношению к сражающемуся фронту и морально и геометрически должны находиться ближе, чем в нормальных условиях штабы полков… Вождение второлинейных войск – искусство несравненно более высокого порядка, чем искусство командования старой гвардии» [13, с. 4]. Первоочередные полки мало заботились о скрытых кадрах, мобилизуя себя, забирали все лучшее из личного состава, оружия, снаряжения. В большинстве второочередные дивизии выступали на фронт еще не готовыми в боевом отношении. Резко отличались своими, очень часто, весьма сомнительными боевыми качествами. Подбор командиров часто был неудачен [14, с. 15-16]. Это не относится к А.П. Гаврилову, который 25 апреля 1916 г. был удостоен Георгиевского оружия. Ведомая им 69-я пехотная присоединилась к тем второочередным дивизиям, что постепенно закалились в сражениях и под умелым командованием превратились в прочные боевые соединения. 4 августа она прибыла на театр военных действий, а 10 августа перешла границу Австро-Венгрии.

    В составе 21-го армейского корпуса генерала от инфантерии Я.Ф. Шкинского 69-я пехотная дивизия наступала в Галиции [15, с. 9, 41]. Она провела успешные бои у Стумилова, северо-восточнее Львова, Равы- Русской [16, с. 61]. И в дальнейшем при осаде Перемышля, в Карпатах на Лубковском перевале и у Вышкова, в отходе из Галиции дивизия зарекомендовала себя надежным и крепким соединением. А летом 1915 г. 69-я и 62-я пехотные дивизии составили 38-й армейский корпус, с сентября оборонявшийся в составе 10-й армии Западного фронта, в Белоруссии. 16 ноября 1914 г. Войцеховский произведен в капитаны со старшинством с 10 августа 1913 г. с переводом в Генеральный штаб. За отличия в делах против неприятеля Войцеховский награжден орденами: 15 января 1915 г. - Анны 4-й степени с надписью «За храбрость», 16 февраля - Анны 3-й степени с мечами и бантом, 16 марта Станислава 2-й степени с мечами, 12 сентября – Анны 2-й степени с мечами [4, л. 5]. С 13 по 28 августа 1915 г. он исполнял должность начальника штаба 69-й пехотной дивизии.

    5 ноября 1915 года капитан С.Н. Войцеховский был назначен штаб-офицером для поручений в штаб 20-го армейского корпуса и убыл к новому месту службы. В феврале 1915 г. этот корпус во главе с генералом от артиллерии П.И. Булгаковым был окружен и почти в полном составе 40000 бойцов при 170 орудиях погиб в Августовских лесах. Тогда из 14 полков лишь два пробились в Гродно. Новые кадры восстановленного корпуса значительно уступали по качеству первому составу, требовались опытные офицеры, которых переводили из других частей, в том числе Войцеховского. Командиром 20-го корпуса назначили генерала от инфантерии А.И. Иевреинова. Этот 65-ти летний генерал ранее так умело командовал упоминавшейся 62-й пехотной дивизией, что 25 марта 1915 г. был удостоен ордена святого Георгия 4-й степени. Под началом доблестного генерала Иевреинова капитан Войцеховский, несомненно, многому научился. В районе Молодечно 8 января 1916 г. Войцеховский был ранен осколком снаряда в спину и область лопатки [17]. Вылечившись, вернулся в строй. За отличия в делах против неприятеля 13 марта 1916 г. Войцеховский награжден орденом святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом, а 16 июня мечами и бантом к уже имевшемуся ордену святого Станислава 3-й степени. 15 августа 1916 г. произведен в подполковники со старшинством с 6 декабря 1915 г. Во время Первой мировой войны повышение в чинах шло очень быстро, и немало офицеров, начавших войну капитанами, к 1917 г. были произведены в генералы [18, с. 83]. Многократно увеличилось и количество награждений орденами. С 20 февраля по 29 марта 1917 г. Войцеховский - исполняющий должность начальника штаба только что сформированной 176-й пехотной дивизии. Действовавшая в Белоруссии, в районе Вилейки, дивизия состояла из полков четвертой очереди, и на ее комплектование обратили часть батальонов 2-го Кавказского армейского корпуса. 2 марта 176-ю пехотную дивизию переименовали во 2-ю Кавказскую гренадерскую. В течение 1917 г. она оказалась в числе шести соединений, заслуживших «особенно печальную славу» революционным разложением и отказами выполнять приказы [19, с. 213].

    С 26 июня 1917 г. Войцеховский исправлял должность начальника штаба 126-й пехотной дивизии. Это соединение третьей очереди хорошо зарекомендовало себя в «Брусиловском прорыве» лета 1916 г., отражая яростные контратаки немцев на Волыни. Таким образом, всю Первую мировую войну Войцеховский сражался на фронте, причем неизменно в недавно сформированных частях, разрешал вопросы боевой спайки и приобрел уникальный опыт военного строительства. С полным правом к нему применимо утверждение об исключительной ценности выпускников Академии 1908-1914 гг. «столь ожививших войсковые штабы». В остальном Войцеховский был достаточно типичным русским офицером. «Наказаниям и взысканиям не подвергался. В гражданской службе и по выборам дворянства не служил.

    Всемилостивейших рескриптов и Высочайших благоволений не получал»[4, л. 3]. 26 августа 1917 г. Войцеховский вступил в исполнение должности начальника штаба 1-й чехословацкой Гуситской стрелковой дивизии. 24 декабря допущен к исполнению вакантной должности командира 3-го чехословацкого стрелкового имени Яна Жижки полка, с одновременным временным исполнением прежней должности »[4, л. 4]. Последнюю он сдал 28 января 1918 г., а 23 февраля принял командование 3-м чехословацким полком. На должностях Чехословацкого корпуса, вплоть до самых высших, было много русских офицеров: генералы: командир корпуса - В.Н. Шокоров, начальник штаба корпуса М.К. Дитерихс, командир 1-й дивизии - Коломенский, начальники штабов - 1-й дивизии - подполковник Дорман [20], 2-й дивизии - подполковник Б.Ф. Ушаков, командир 1-го Яна Гуса полка - капитан А.П. Степанов и другие. С момента выступления Чехословацкого корпуса против Советской власти 26 мая 1918 г., С.Н. Войцеховский возглавил сборную группу корпуса и захватил Челябинск. Под его руководством действовали 2-й Георга Исподебрата и 3-й полки, два батальона 6-го Ганатского полка, запасной полк, ударная рота, батарея, два бронепоезда. Всего около 9000 человек [21, с. 10]. Челябинская группа Войцеховского и Сибирская группа капитана Р. Гайды (2-я Чешская дивизия) соединились 7 июня в Омске. Затем части Войцеховского повернули к Уфе и установили связь с Пензенской группой поручика Чечека (части 1-й дивизии) в Златоусте. 11 июня 1918 г. Чехо-Словацкий национальный комитет в России произвел С.Н. Войцеховского в чин полковника [22].

    В июле 1918 г. Войцеховский перенес операции под Екатеринбург. В ноябре- декабре 1918 г. он - командир Самарской группы. Произведен в генерал-майоры. Подполковник В.М. Молчанов, впоследствии командир знаменитой Ижевской дивизии, состоящей из восставших рабочих, так вспоминал о пребывании с начала ноября 1918 г. под началом С.Н. Войцеховского: «Как- то сразу почувствовалась твердая рука вверху; начать с того, что генерал Войцеховский вызвал меня к прямому проводу, расспросил о состоянии моего отряда, дал полную ориентировку, а также много указаний. Разрешил во всякое время, если я найду необходимым, вызывать его к проводу. Я уже привык, что сильных в тылу беспокоить не полагается, что не решился ни разу воспользоваться разрешением, но генерал Войцеховский много раз вызывал меня к проводу и всегда давал исключительно полезные советы»[23]. В январе 1919 г. С.Н. Войцеховский получил двухмесячный отпуск с поста командира 2-го Уфимского армейского корпуса. С 17 марта 1919 г. «по Генеральному Штабу числящийся генерал-майор Войцеховский»[24] вновь командир этого же корпуса, сменив замещавшего его генерал-майора С.С. Джунковского. Как командир Уфимской группы 21 мая 1919 г. С.Н. Войцеховский награжден орденом святого Владимира 3-й степени [25]. А уже 4 июля 1919 г. С.Н. Войцеховский награжден орденом святого Георгия 4-й степени «за то, что ….3) После ряда боев у Златоуста, Бердяуша, Усть-Катава, достигнув соединения с группой Чечека на ст. Миньяр, перенес операции на г. Екатеринбург и 28 июля 1918 г. захватил его. Несмотря на ряд яростных попыток красных выбить его части из г. Екатеринбурга, все атаки были отбиты. Перейдя в наступление, лично руководил боями у Верхне-Нейвинского завода, повел лично обходящие колонны и конечной операцией взят Нижний Тагил.

    По вступлении в командование Самарской группой… не только остановил наступление противника, но отбросил его за р. Ик и упрочил положение на Самарском фронте [26]». Весной - летом 1919 г. С.Н. Войцеховский руководил операциями против войск Южной группы красных. С октября 1919 г. - командир 2-й армии белых. В начале декабря 1919 г. собственноручно застрелил командира 4-го Сводного Сибирского корпуса генерал-майора П.П. Гривина за отказ оборонять Ново-Николаевск и сдать командование. 8 декабря 1919 г. эвакуированные из города, части 1-й Сибирской дивизии полковника А. Ивакина, распропагандированные эсерами, выступили против власти А.В. Колчака и арестовали Войцеховского. Бунт пресек полковник К. Румша, командир 5-й Сибирской дивизии польских стрелков, сформированной в Сибири из поляков бывшей русской армии и военнопленных мировой войны. Он освободил Войцеховского, а Ивакина военно-полевой суд приговорил к расстрелу. Наступило время исхода антибольшевистских армий от Омска до Читы, когда тысячи белых офицеров, солдат и беженцев, пешком в лютые морозы, зачастую по бездорожью, совершили «Великий Сибирский поход». По фамилии их предводителя, генерал-лейтенанта В.О. Каппеля, все они были названы «каппелевцами». Именно он сумел в тягчайших условиях сплотить верные войска, подчинить их своей воле и начать марш на восток. Однако сам Каппель во время похода заболел и 26 января на разъезде Утай, западнее Тулуна, скончался. На посту Главнокомандующего его сменил генерал-майор С.Н. Войцеховский, завершивший начатое легендарным героем дело [27].

    На подступах к Иркутску С.Н. Войцеховский вел переговоры с иркутскими большевиками, причем за отказ от прохождения через Иркутск требовал «беспрепятственного пропуска противобольшевистских армий за Байкал, прекращения всех враждебных действий, снабжения армий деньгами, имеющими широкое хождение на Дальнем Востоке» (200 млн. руб.), освобождение адмирала Колчака и арестованных с ним, заготовить продукты и фураж, перевязочные средства, считая численность каппелевцев в 50000 человек и 30000 лошадей. Узнав о расстреле адмирала А.В. Колчака утром 7 февраля, белые штурмовать Иркутск не стали, обошли его и по Байкалу вышли к Мысовой, где были уже части Г.М. Семенова, которому 4 января 1920 г. А.В. Колчак последним своим указом предоставил «всю полноту военной и гражданской власти на всей территории Российской Восточной окраины».

    11 февраля 1920 г. Главнокомандующий войсками Восточного фронта генерал- майор Войцеховский отдал приказы «в воздаяние исключительных опасностей и трудов, понесенных войсками», о награждении всех участников «Великого Сибирского Похода» соответствующим знаком отличия, а 12 февраля о производстве в следующие чины «всех Штаб и Обер-офицеров фронта, следовавших из района Красноярска в составе колонн генералов Сахарова, Вержбицкого, Бангерского и Штаба фронта»[28].

    Однако Семенов не признал эти производства каппелевцев, что следует из его приказов начала апреля 1920 г.[29, л. 6-7] Это дала повод к неприязни между «семеновцами» и «каппелевцами». 20 февраля 1920 г. С.Н. Войцеховский назначен Главнокомандующим вооруженных сил Российской Восточной окраины, в начале апреля руководит войсками каппелевцев южнее г. Сретенска, а 27 апреля сменен на посту командующего Дальневосточной армией генерал-лейтенантом Н.А. Лохвицким. В 1921 г. С.Н. Войцеховский принял гражданство Чехословакии и вступил в ее армию. Три года он командовал бригадой, еще четыре года - дивизией, с 1927 г. руководил Округом Брно. После германской оккупации с 1939 г. входил в подпольное правительство, занимал пост военного министра. Согласно личному делу заключенного ГУЛАГа С.Н. Войцеховского, до мая 1945 г. он проживал с семьей в Праге по улице Конвецкой № 5, был чехословацким

    подданным и имел чин генерала армии. По анкете дела [30], его семья состояла из сына Юрия, 1910 г. рождения, жены Маргариты Викторовны (дочери полковника Темникова) и сестры Зинаиды Николаевны. После прихода Красной армии был арестован СМЕРШем. С 30 мая 1945 года содержался в Москве в Бутырской тюрьме [30]. Осужден 15 сентября 1945 г. Особым Совещанием при НКВД на 10 лет исправительно-трудовых лагерей по статье 58 пунктам 4 («помощь международной буржуазии»), 6(«шпионаж») и 11(«довесок к любому предыдущему, если преступное деяние готовилось организационно или преступники вступали в организацию»)[31, с. 53, 57], протокол ОСО № 34. До мая 1949 г. содержался в УНЖЛАГЕ (станция Сухобезводная Горьковской железной дороги). 25 мая 1949 г. этапом прибыл в ОЗЕРЛАГ (станция Тайшет Иркутской области).

    Из-за слабого здоровья и преклонного возраста квалифицировался как инвалид, работал санитаром лагерной больницы, где сам лечился в 1949 г. Советский публицист Б. Дьяков в книге «Повесть о пережитом» запечатлел сцену марта 1951 г. – «за гробом умершего в лагере коммуниста Драбкина идет белогвардейский генерал Войцеховский, опирающийся на палку и занятый своими мыслями»[32, с. 52, 72-73]. Можно только догадываться, что именно он вспоминал.

    Может, размышлял над тремя масштабными крахами, очевидцем которых ему довелось быть: развала русской армии в 1917 г., поражения белых в 1919-1920 гг. и капитуляции чехословацкой армии в 1938-1939 гг. А может, сожалел, что не приказал своим войскам штурмовать Иркутск в начале февраля 1920 г. Сергей Николаевич Войцеховский умер в 7 часов 30 минут 7 апреля 1951 г. от «туберкулеза легких и старческого маразма», но это стандартная бюрократическая формулировка.

    Похоронен на кладбище Центральной больницы №1 ОЗЕРЛАГА у деревни Шевченко Тайшетского района Иркутской области в могиле, обозначенной знаком «4 – 36».[31] Таков прямой и честный путь русского офицера.

    Библиографический список:

    1. Сeskoslovenska Generalita (biografie). Armadne Generalove 1918-1938. – Praha, 1995. – C. 61-63; Езеев А.Б. Люди белого дела. Материалы к энциклопедии//Военная быль, М., № 9(138), 1997. - С. 34-35; Новиков П.А. Войцеховский С.Н.//Сибирь: вехи истории/Тез. докл. и сооб. науч. конф. – Иркутск, 1999. – С. 133-138; Новиков П.А. Прямой и честный путь русского офицера//Белая армия. Белое дело. – Екатеринбург, 2001, № 9. – С. 87-89; Тилли С.//Русское слово, 2003, №№5-6; Кручинин А.М. Воин и демократ (С.Н. Войцеховский)- http://bergenschild.narod.ru/publicacii/voytsekhovsky.htm; Волков Е.В., Егоров Н.Д., Купцов И.В. Белые генералы Восточного фронта Гражданской войны. Биографический справочник. М.: «Русский путь», 2003. – С. 66-67; Канинский Г.Г. Легко ли быть русским генералом? Чешская судьба Сергея Войцеховского//Родина, 2009, № 4. – С. 79-83. 2. Общий список офицерским чинам русской императорской армии. Сост. по 1 января 1909 г. СПб., 1909. - С. 938. 3. Адрес-календарь. Общая роспись начальствующих лиц и прочих должностных лиц по всем направлениям Российской империи на 1899 г. СПб., 1899. 4. РГВИА, ф. 409, оп. 1, д. 76-372 – послужной список от 29 октября 1915 г.

    5. Шапошников Б.М. Воспоминания. Военно-научные труды. – 2-е изд., доп. – М.: Воениздат, 1982.

    6. Русско-японская война 1904-1905 гг. Работа военно-исторической комиссии по описанию русско-японской войны. Т. 7. Тыл действующей армии. Ч. 2. Пути сообщения. Средства передвижений и сношений. СПб., 1910. – С. 65.

    7. Деникин А.И. Путь русского офицера. - М.: Современник, 1991.

    8. Георгиевич М.М. Свет и тени. Воспоминания. – Сидней, 1968. - С. 89.

    9. Мартынов Е.И. Из печального опыта русско-японской войны// «…хорошо забытое старое»/ Сб. ст.. – М.: Воениздат, 1991. - С. 43. 10.Винберг Ф. Крестный путь. Ч. 1. Корни зла. 2-е изд. Мюнхен, 1922; Спб. «София», 1997. 11.Игнатьев А.А. Пятьдесят лет в строю. – М., 1941.

    12.Сухомлинов В.А. Воспоминания. Мемуары. – Минск: Харвест, 2005.

    13.Гильчевский К. Боевые действия второочередных частей в мировую войну. Под ред. А. Свечина. – М.-Л., 1928.

    14.Кочубей В. Русские второочередные дивизии в войну 1914-1917 гг.//Военная быль. Париж, сентябрь 1960, № 44.

    15.Оськин М.В. Галицийская битва. Август 1914. – М.: Цейхгауз, 2006.

    16.Сeskoslovenska Generalita (biografie). Armadne Generalove 1918-1938. – Praha, 1995.

    17.РГВА, ф. 40215, оп. 1, д. 95.

    18.Волков С.В. Русский офицерский корпус. – М.: Воениздат, 1993. - С. 83.

    19.Керсновский А.А. История русской армии в 4-х томах. Т. 4 – М.: Голос, 1994.

    20.Иванов А.В. К вопросу о причинах антисоветского выступления чехословацкого корпуса в 1918 г.//альманах «Белая армия. Белое дело», Екатеринбург, № 4, 1997.- С. 15

    21.Хрулев В.В. Чехословацкий мятеж и его ликвидация. М., 1940.- С. 10.

    22.Езеев А. Люди белого дела. Материалы к энциклопедии//Военная быль, М., № 9(138), 1997. - С. 34-35.

    23.Молчанов В.М. Борьба на востоке России и в Сибири// журнал «Первопоходник», Лос-Анджелес. 1974. № 17-20.

    24.РГВА, ф. 39499, оп. 2, д. 1, л. 116.

    25.газета «Русская армия». - Омск, 23 июля 1919 г.

    26.Цит по: газета «Русская Армия». - Омск, 12 июля 1919 г.

    27.Подр. см.: Новиков П.А. Гражданская война в Восточной Сибири. М.: Центрполиграф, 2005. – С. 187-206.

    28.ГАЧО, ф. 329, оп. 1, д. 65.

    29.РГВА, ф. 39892, оп. 1, д. 49.

    30.Согласно личному делу заключенного Войцеховского С.Н. (№ 2435, архивное - №108) ОЗЕРЛАГ в архиве Исправительно-Трудовых лагерей по Иркутской области, с которым удалось познакомиться в середине 1990-х гг., благодаря помощи В.П. Чупина и А.С. Пронина.

    31.Солженицын А.И. Архипелаг Гулаг, Т. 1. М., 1990.

    32.Дьяков Б. Повесть о пережитом. М, 1966.

    П.А.Новиков

    Иркутский национальный исследовательский технический университет



    Комментарии (0) | Распечатать | |

    Источник: http://www.oboznik.ru/?p=45514

    Голосовало: 0  

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Последние новости в ленте:


     

    Добавить новость в:


    » Добавление комментария
    Ваше Имя:
    Ваш E-Mail:

    Введите два слова, показанных на изображении:

     



    На портале



    Наш опрос
    Чем вы готовы пожертвовать ради России в противостоянии с Западом?




    Показать все опросы

    Облако тегов
    Австралия, Австрия, Азербайджан, Аргентина, Армения, Балканы, Белоруссия, Ближний Восток, Болгария, Бразилия, БРИКС, Ватикан, Великобритания, Венгрия, Венесуэла, Германия, Греция, Грузия, Дания, ЕаЭС, Евросоюз, Египет, ИГИЛ, Израиль, Индия, Ирак, Иран, Испания, Италия, Казахстан, Канада, Киргизия, Китай, Корея, Латинская Америка, Мексика, Молдавия, НАТО, Новороссия, Норвегия, ООН, Пакистан, Польша, Прибалтика, Приднестровье, Румыния, Саудовская Аравия, Сербия, Сирия, СССР, США, Турция, Узбекистан, Украина, Финляндия, Франция, Чехия, Швейцария, Швеция, Япония

    Показать все теги

    Фито Центр











    Реклама


    Популярные статьи

    Главная страница  |  Регистрация  |  Добавить новость  |  Новое на сайте  |  Статистика  |  Обратная связь
    COPYRIGHT © 2014-2017 Politinform.SU Аналитика Факты Комментарии © 2015