Известный американский бизнесмен в области астронавтики (и не только), надо отметить, весьма высоко поднял планку разработки новых технологий и устройств. Чего же добивается Маск, каковы его цели? И кто он на самом деле: гениальный менеджер, талантливый изобретатель, выскочка-авантюрист, технологический провокатор или все вместе взятое в одном лице?

Многие СМИ были настолько очарованы обаятельным и энергичным бизнесменом, что были готовы считать его богом космонавтики

Его недавнее выступление относительно создания на Марсе крупного поселения, рассчитанного на миллион жителей, с предварительным показом ролика, как это будет происходить, впечатлило многих, однако относительно предложенного проекта сразу же возникла масса вопросов как чисто технического, так и гуманитарного характера.

Первое, что сразу приходит на ум: вся эта затея – чистой воды авантюра. Но так могут думать только те, кто не следит за деятельностью Маска. Ведь специалисты прекрасно понимают, что освоение Марса по объективным причинам никак не состоится в ближайшем будущем. Реально это середина ХХI века и далее, а колонизация Красной планеты вообще дело ХХII века.

Так чем же тогда является марсианский проект? Ответ на поверхности. И хотя на первый взгляд это, повторим, выглядит авантюрой, на деле – элементарный блеф. Ведь в чем отличие этих двух понятий? Авантюра – необдуманное, спонтанное действие. Блеф – хорошо продуманная и тонко просчитанная комбинация. Маск не авантюрист, он прагматик до мозга костей. Может быть, в душе немного провокатор, но все свои слова и действия он просчитывает на несколько ходов вперед.

Под Маском скрытое
Фото: pacex.com

Предложенный им марсианский проект – хитрая комбинация, преследующая несколько целей. Во-первых, за громкими амбициозными планами всегда легче скрыть свои ошибки, просчеты и неудачи, от которых никто не застрахован. Во-вторых, есть чисто финансовый интерес. Был сделан классический психологический ход: проси миллиардов сто – глядишь, один и дадут. А то в американском конгрессе уже стали косо поглядывать на новые частные фирмы, которые вышли на рынок космических запусков, потеснив таких грандов, как «Боинг» и «Локхид». Ведь могут и финансирования лишить. Поэтому Маск и сделал упреждающий информационный выпад, чтобы подстраховаться от возможных негативных последствий, а блефовать он умеет.

Болезненные успехи

При всех талантах Илон Маск остается живым человеком, а людям, как известно, свойственно ошибаться. Создав компанию SpaceX, он сразу же развил такой фантастический темп работы, какой до этого вообще не был свойственен космической отрасли, ей по определению присущ здоровый консерватизм. Профессиональная деятельность умело сдабривалась мощной пиар-кампанией. Многие СМИ настолько очаровались обаятельным и энергичным бизнесменом, что были готовы считать его богом космонавтики.

Под Маском скрытое

Поначалу все шло просто идеально: старт за стартом, контракт за контрактом. За доставкой грузов для МКС SpaceX получает разрешение на запуски военных спутников и наконец вершина – марсианский проект. Однако жизнь вносит коррективы в любые планы. Безмятежный и уверенный космический курс Маска начал давать сбои. Легкость первых стартов и доля везения подействовали, как дурман. Ничто не предвещало беды, но…

Первый старт РН «Фалькон» в 2006 году был аварийным, что восприняли как должное. Потом череда удачных пусков. В 2015-м вновь авария – ладно, бывает. Но в 2016-м носитель взрывается прямо на стартовом столе, чего уж совсем никто не ожидал. При пожаре сгорели и носитель, и полезная нагрузка, и сам стартовый комплекс. Триумфально прошел 2017 год – было осуществлено 18 успешных пусков РН. На 2018-й планировалось порядка 30 пусков, но – новая авария уже в январе: не вышел на орбиту и разбился при падении в океан секретный и дико дорогой военный спутник. Конечно, выяснять причину – дело американских органов. Даже если прямой вины SpaceX в случившемся нет, то осадок от аварии останется наверняка.

Как и почему такое могло произойти? Ответ очевиден: фундамент случившихся аварий был заложен в самом начале пути Маска в сфере космонавтики. Еще когда создавалось основное его детище – РН «Фалькон», было принято очень рискованное решение: после цифрового проектирования отказаться от наземных стендовых испытаний и сразу перейти к летным. Это давало приличную экономию, но заметно увеличивало опасность различных «детских болезней» у новой и сложной техники. Они и проявляются, подчас в самый неподходящий момент.

Под Маском скрытое
Фото: google.com

Компьютерное моделирование действительно позволяет сократить число наземных испытаний и удешевляет создание новых образцов. Однако оно не может полностью заменить наземную отработку отдельных узлов и изделий целиком, потому что изображение на экране и изделие в металле – далеко не одно и то же.

Что касается финансовых показателей, то в этой области у SpaceX далеко не все благополучно. Но ведь Маск занимается не только космосом, у него имеются и другие активы. Однако компания Tesla, выпускающая электромобили, находится в еще более тяжелом финансовом положении, убытки зашкаливают. Иными словами, проблем у Маска хватает.

Стратегическая романтика

Когда создавался «Фалькон», было принято рискованное решение отказаться от наземных стендовых испытаний и сразу перейти к летным

И все-таки хочется выразить бизнесмену благодарность за все, что он сделал для космонавтики. Спасибо, мистер Маск, что разбудили от спячки структуры и компании, так или иначе связанные с космосом. Прежде всего это касается нашей страны. В Роскосмосе наконец-то зашевелились и начали прилагать усилия мыслить стратегически, постепенно уходя от рутины отраслевых проблем.

По примеру Маска вернулись к работе над крылатой многоразовой первой ступенью (тема «Байкал») хруничевцы. Возобновили проектирование многоразовой ракеты-носителя «Корона» на миасском ГРЦ им. Макеева. Да и другие предприятия Роскосмоса встряхнулись и начали работать над новыми проектами не только по Федеральной космической программе или во исполнение гособоронзаказа, но и в инициативном порядке. Дай бог, чтобы эта тенденция сохранилась.

Если смотреть объективно, то небольшой доли провокации, в хорошем смысле слова, раньше как раз и не хватало развитию отрасли. С годами пропал присущий началу космической эры ореол романтики – верх взяли прагматизм и коммерциализация. Отрасль забюрократизировалась, ее надо было как-то подстегнуть. И Маску, надо признать, это во многом удалось.

Владимир Владимиров