Для глобальных супердержав всегда болезненно признавать факт своего относительного упадка и необходимости борьбы с быстрорастущими соперниками. Сегодня США столкнулись с подобной ситуацией в отношении Китая. Полтора века назад Британская империя столкнулась с аналогичной угрозой со стороны Соединённых Штатов. А в XVII веке Голландская республика была сверхдержавой, а Англия — претендентом, пишет Джеймс Брэдфорд Делонг в статье для издания Project Syndicate.

Как показывает история, мировой державе следовало бы обеспечить себе «мягкое приземление», в том числе благодаря взаимодействию со своим вероятным преемником, до того момента, когда она утратит своё господство, чтобы занять приемлемое место в мире. К сожалению, президент США Дональд Трамп не историк, а его непоследовательный, конфронтационный подход к Китаю может серьёзно повредить долгосрочным интересам Соединённых Штатов.

Сегодня США являются доминирующей военной державой в мире, также как Великобритания или Голландская республика в прошлом, и обладают глобальным охватом. Соединённые Штаты располагают одними из самых производительных отраслей в мире и занимают доминирующее положение в мировой торговле и финансах. Но, также как американские предшественники, сейчас США столкнулись с растущей и амбициозной державой с большим населением, жаждущей богатства и глобального превосходства. С точки зрения данной державы, у неё есть все шансы на то, чтобы вытеснить нынешнего гегемона. И если не случится ничего из ряда вон выходящего, то дальнейшее становление американского конкурента почти гарантировано.

В будущем неизбежно возникнут конфликты. Развивающаяся сверхдержава стремится расширить свой доступ к рынкам и интеллектуальной собственности гораздо сильнее, чем того хотелось бы американскому президенту. И то, что действующий президент США не хочет добровольно отдавать, конкурент США будет стремиться забрать. Более того, восходящая сверхдержава хочет получить влияние в международных органах, соразмерное её международному влиянию, которое она может получить через одно поколение.

Всё это вполне естественные разногласия, и обе державы должны ими эффективно управлять, продвигая и отстаивая свои интересы. Но эта напряжённость не перевешивает общую заинтересованность двух стран в мире и процветании.

Что же тогда следовало бы предпринять нынешнему гегемону? В случае с противостоянием между Великобританией и Голландской республикой серия торговых стычек и морских войн в 1600-х годах привела к тому, что в английский язык вошло множество уничижительных для Голландской республики выражений, таких как: «Dutch courage» — голландская храбрость, пьяная отвага; «Dutch concert» — сумбур вместо музыки, «кошачий концерт»; «Dutch nightingale» (дословно голландский соловей) — лягушка и др. В долгосрочной перспективе тем не менее фундаментальные преимущества Британии сыграли решающее значение в становлении её в качестве глобальной державы. Всё же Голландской республике удалось сохранить позиции, которые обеспечили ей комфортное существование в мире на протяжении значительного промежутка времени после того, как она утратила своё господство.

Переход Голландской республики от противостояния Британии к взаимодействию с ней сыграл решающую роль. 24 октября 1688 года благодаря изменению направления ветра голландский флот смог выйти из гавани, чтобы оказать поддержку аристократической фракции вигов в Англии и положить конец династии предполагаемых абсолютистов Якова II Стюарта. После этого общая заинтересованность обеих сторон в торговом процветании и антикатолицизме заложили прочную основу для будущего союза, в рамках которого голландцам была отведена роль младшего партнёра. При поддержке Британии голландцы смогли сохранить независимость, избегнув риска зависимости от Франции. Более века спустя Британская империя в конечном итоге приняла аналогичную стратегию взаимодействия и сотрудничества с Соединёнными Штатами, которые стали самым верным геополитическим союзником Британии в XX веке.

Сегодня американские политики могли бы многому научиться, изучив действия Голландской республики и Великобритании в период, когда они ещё оставались сверхдержавами, но уже начинали предпринимать шаги, чтобы обеспечить себе «мягкую посадку». Кроме того, им следовало бы прочитать статью бывшего американского дипломата Джорджа Ф. Кеннана «Истоки советского поведения», опубликованную в 1947 году. В своей статье Кеннан отстаивал необходимость проведения политики сдерживания в отношении Советского Союза.

В статье Кеннана особого внимания заслуживают три пункта. Во-первых, он писал, что американским политикам не нужно паниковать, вместо этого они должны понять, что такое игра в долгую и начать играть в неё. Во-вторых, США не должны пытаться сдержать СССР в одностороннем порядке, а должны создать широкие альянсы для того, чтобы противостоять СССР и вводить против него санкции. В-третьих, США должны раскрыть свои лучшие качества, потому что в период, пока идёт мирная борьба между американской и советской системами, именно свобода и процветание в конечном итоге будут иметь решающее значение.

Но с момента вступления в должность в январе 2017 года Трамп неизменно игнорировал приведённые выше рекомендации. Вместо создания альянсов для сдерживания Китая, Трамп вывел США из Транстихоокеанского партнёрства. Он продолжает выдвигать случайные, непоследовательные требования, такие как немедленное устранение двустороннего торгового дефицита между США и Китаем. Вместо того, чтобы осторожно вести игру в долгую, Трамп, похоже, запаниковал. Китай и весь остальной мир продолжают всё больше убеждаться в этом.