Подписаться RSS 2.0 |  Реклама на портале
Контакты  |  Статистика  |  Обратная связь
Поиск по сайту: Расширенный поиск по сайту
Регистрация на сайте
Авторизация

 
 
 
   Чужой компьютер
  • Напомнить пароль?


    Навигация


    Важные темы

    Бытует популярная шутка, что, если китайцы находят на Западе что-то передовое и полезное, они очень


    Все мы верим в приметы. Если дорогу перебежит чёрная кошка – не к добру. Вернуться, уже выйдя из


    Порой бывает так, что, только закончив один акт политической пьесы действующие лица с не меньшим


    Алиев не просто всё понимает — он действует осознанно и по плану. Они с Эрдоганом давно пришли к


    Рассчитывали противники Трампа, собственно, вот на что: путём кажущихся немыслимыми,


    Реклама






    Добавить новость в:




    » Россия предлагает встречу впятером – Запад настаивает на трио

    | 22 июнь 2020 | Геополитика |

    Спецпредставитель президента США по контролю над вооружениями Маршалл Биллингсли в очередной раз высказался на тему перспектив нового соглашения по контролю над ядерными вооружениями. Ранее, в начале мая, он уже выступал за то, чтобы «надавить» на Москву, которая озабочена тем, что в 2021 году истекает срок действия последнего из «ядерных» договоров с Вашингтоном — СНВ-3, который был заключен в 2010 году. Российские опасения в том, что после этого не останется ни одного двустороннего документа, ограничивающего гонку ядерных вооружений, США пытаются обернуть к своей односторонней выгоде. И Биллингсли, и его шеф госсекретарь Майк Помпео усиленно эксплуатируют тему присоединения к переговорному процессу Китая, который от этого уклоняется по вполне понятным причинам. Ядерный арсенал Пекина существенно уступает Москве и Вашингтону, и китайская сторона резонно возражает, что до тех пор, пока такое положение сохраняется, Китай не должен участвовать в ограничительном процессе. При этом в Пекине очень хорошо понимают, что снижение основных ядерных игроков до уровня Китая не произойдет, ибо это крайне невыгодно российской стороне. С 90-х годов американская стратегия выстраивается в направлении развития средств мгновенного глобального удара неядерными, конвенциональными средствами. Если при этом обнулить ядерные арсеналы, США получат колоссальное военное преимущество над Россией вместе с возможностью диктовать нашей стране свою волю.

    Однако этот план строился на капитулянтской политике, которая проводилась Москвой после распада СССР, когда МИД возглавлял проживающий сейчас на ПМЖ в США Андрей Козырев. После того, как его в МИДе сменил Евгений Примаков, а тем более при нынешнем министре Сергее Лаврове этот план не проходил. Информированные эксперты в связи с этим указывают на то, что, сделав ставку на глобальный неядерный удар и ликвидацию ядерных арсеналов (за призывы к которой в том числе Барак Обама получил Нобелевскую премию мира), США допустили стратегический промах, ибо в расчете на капитуляцию Москвы в этом вопросе прекратили модернизацию своей триады СЯС — стратегических ядерных сил. И существенно от России отстали, причем по всем компонентам триады, приступив к ядерному перевооружению только в последние годы.

    Сейчас американская сторона старается наверстать упущенное, скорректировав прежнюю стратегию. Призывы к сокращениям и отказу от ядерного оружия сочетаются с накачиванием ядерных мускулов. Никуда не делись и проекты глобального удара; эти разработки в США, во-первых, никогда не прекращались, они лишь активизируются и уже приводят к конкретным результатам. Во-вторых, ряд экспертов свидетельствуют, что российская «ельцинщина» с «козыревщиной» вкупе с трагическими событиями октября 1993 года позволили американской стороне в обмен на «нейтральное» отношение, то есть фактическую поддержку осуществленного Ельциным государственного переворота и расстрела Дома Советов, кое-что по этой части получить из советских разработок. В том числе в сфере лазерных установок для космических платформ.

    Но почему США так нужно китайское участие в своих переговорах с Россией? Ведь понятно, что нынешний глобальный баланс ядерные вооружения КНР не нарушают, да и упор в них делается на развитие не межконтинентальной составляющей и не триады СЯС в целом, а другого класса вооружений — РСМД. Они необходимы китайцам для сдерживания угроз, которые создаются размещенными по периметру океанского побережья КНР военными базами США и их региональных сателлитов. Чтобы нам было понятней, картинка этого противостояния в известном плане воспроизводит ситуацию начала 80-х годов в Европе. Тогда в ответ на размещение американских средних баллистических и крылатых ракет в ФРГ Советский Союз ответил зеркальной постановкой на боевое дежурство подобных же ракетных комплексов в ГДР и Чехословакии.

    Что сейчас? Объяснения американской настырности по отношению к китайским вооружениям лежат в двух плоскостях — собственно военной, а также политической. Если брать военную сторону, то Вашингтон очень хорошо понимает, что чем ближе друг к другу Москва и Пекин, а процесс сближения продолжается без остановок, тем в большей мере российский и китайский потенциалы плюсуются, а американский им противопоставляется. Причем, это если брать сферу СЯС; вместе же с вооружениями СМД, которые Китай развивает очень быстро, США начинают отставать. Кроме того, они начинают разрываться между двумя театрами военных действий (ТВД) — Европейским и Тихоокеанским. Если раньше Вашингтон сосредотачивался на ядерном противостоянии с Россией в Европе, то с 2011 года, когда была провозглашена стратегия «возвращения в Тихий океан», инфраструктуру противостояния с Китаем приходится создавать если не с чистого листа, то близко к тому. Начиная с выстраивания системы военных альянсов, для чего и появилась концепция «Индо-Тихоокеанского партнерства», рассчитанная, во-первых, на расширение восточного ТВД, а во-вторых, на то, чтобы через Юг соединить его с западным театром, превратив в глобальный. Индию потому так усиленно и натравливают на Китай, что без нее этот план несостоятелен. То есть в военной сфере американский интерес к вовлечению в переговорный процесс КНР прежде всего имеет тихоокеанское измерение и направлен против китайских сил и средств СМД.

    Насколько поползновения США являются пропагандистскими и шиты «белыми нитками», показывает следующий важный нюанс. Да, это правда, что Китай и Россия своими ядерными потенциалами в известной мере плюсуются, особенно с учетом помощи Москвы Пекину в такой важнейшей сфере, как создание системы раннего оповещения о ракетном нападении. Но это не вся правда, а ее половина. Оставшаяся же часть правды заключается в том, что таким же точно образом, как российский и китайский, плюсуются потенциалы и США с другими традиционными ядерными державами, которые являются их союзниками — Великобританией и Францией. В реалиях 80-х годов, о которых мы уже упоминали, СССР в ходе переговоров с США ставил вопрос об объединении ядерных потенциалов Вашингтона, Лондона и Парижа в единый баланс, противопоставленный Москве. Запад тогда отказался категорически, причем, приводил те же самые аргументы, которые сегодня получает от Пекина. «Вот когда потенциалы СССР и США окажутся сопоставимыми с потенциалами Франции и Британии, — тогда-де и поговорим, а сейчас пусть сокращаются двое «больших», а «малые» за этим понаблюдают со стороны».

    Именно поэтому Китай фундаментально прав, когда отказывается отвечать на вашингтонские предложения. Он имеет все основания, в том числе моральные, отказывать Западу в том, в чем сам Запад в свое время отказал СССР. Как говорится, «учителю — первый кнут». Кроме того, чисто теоретически у Китая в этом вопросе имеется и пространство маневра. Подобно СССР, он в принципе может при определенных условиях в обмен на свое «подумать» потребовать включить потенциалы Британии и Франции в переговорный процесс. Другое дело, что эта тема завязана уже не только на военную, но и на политическую плоскость. В условиях обострения кризисных тенденций в мире, ведущие европейские страны пытаются диверсифицировать свои международные связи, балансируя отношения с США укреплением их с КНР. И здесь, как говорится, «семьдесят семь раз отмерь — один раз отрежь».

    Но и это не «вся политика». На другую сторону политического фактора в ядерных раскладах, подтверждающую его глобальный масштаб, указывает динамика изменения американской позиции от апреля и мая к июню. Если тогда Помпео и Биллингсли требовали присоединения к переговорам Китая не от Пекина, а от Москвы, пытаясь загнать российскую дипломатию в рукотворный тупик отношений с Пекином, спровоцировав их разлад, то сейчас, когда этого предсказуемо не получилось, картина выходит несколько иная. С формальной стороны новое заявление американского спецпредставителя является поддержкой инициативы главы литовского МИД Линаса Линкявичуса. Новый договор по ядерным вооружениям он предложил расширить за счет включения в его содержание всех ядерных сил — не только триад СЯС, но и «нестратегических» вооружений — боеприпасов и средств доставки. То есть и оперативно-тактических (от 20 до 500 килотонн мощности и от 500 до 5,5 тыс. км дальности), и тактических (до 20 килотонн и до 500 км).

    В чем здесь «фишка»? Сохраняя паритет с Россией на стратегическом уровне — свыше 500 килотонн мощности боеприпасов и более 5,5 тыс. км дальности средств доставки, — США в этом случае получат возможность требовать, по сути в одностороннем порядке, от Китая не наращивать потенциал вооружений СМД и оперативно-тактического ядерного оружия, а от России (это важно!) — ликвидации тактических боеприпасов, которых у Москвы значительно больше, чем у США; специалисты называют цифру в 90%, в которую оценивается российский тактический ядерный потенциал от мирового. На выходе получается, что, согласившись с американцами, Китай теряет способность эффективно противостоять потенциальному агрессору с моря, ибо лишается права укрепления оперативно-тактического ядерного потенциала. Россия же, существенно уступающая конвенциональным силам НАТО, прежде всего в Европе, утрачивает «встречные» ядерные аргументы, уравновешивающие военную мощь Запада непосредственно на поле боя. И в том, и в другом случаях, и на Востоке, и на Западе, следовательно, США за счет переговорных манипуляций получают однозначные и односторонние преимущества. В сочетании все с тем же глобальным неядерным ударом, способным вывести из строя стратегический потенциал сдерживания, налицо факторы, укрепляющие надежду американских стратегов избежать сокрушительного ответа, а значит, поощряющие и склоняющие к авантюризму лиц, принимающих решения, а также Пентагон, военные командования и штабы. Уточним: возможно, для Запада это единственная возможность, причем, в достаточно продолжительной перспективе, нарушить глобальный баланс, загримировав и упрятав в треугольник то, что никак не утаишь в формате «один на один».

    И последнее. На фоне этих выкладок необходимо более широко и под несколько другим углом зрения посмотреть на инициативу российского президента Владимира Путина о проведении саммита пятерки стран, являющихся основателями ООН и постоянными членами ее Совета Безопасности с правом вето — Российской Федерации, КНР, США, Великобритании и Франции. Напомним, что к ней наш лидер снова вернулся в статье «75 лет Великой Победы: общая ответственность перед историей и будущим». Помимо обстоятельного и заинтересованного разговора лидеров стран, которые стояли у истоков ООН и нынешнего международного миропорядка, у такой встречи появляется и «второй смысл». Ибо именно эти страны — все, без исключения — являются официально признанными в международном плане ядерными державами, и почему бы тему ядерного контроля не обсудить в таком формате, наиболее органичном для всех заинтересованных сторон и для мира в целом?

    В этом свете становится понятно и то, чего опасается американский истеблишмент, стоящий за предложениями спецпредставителя Биллингсли, даже если они звучат из «никаким боком не стоящей» к ядерной проблеме Литвы. США хотят, ограничившись «большим треугольником», вывести своих сателлитов в собственный «ядерный резерв», оставив их ядерные потенциалы в случае военного конфликта или балансирования на его грани в качестве «последнего», а возможно и решающего аргумента. Путин своей инициативой вышибает из-под этих конъюнктурных планов всякую основу. И настойчиво предлагает Западу по-настоящему честный с равноправный, без «фиги в кармане», диалог лицом к лицу. И по всему широчайшему спектру мировых проблем, включая, разумеется, ядерную. Более того, Путин продвигает эту линию в контексте и на примере трагической истории предвоенного времени, наглядно демонстрируя мировой общественности, к чему может вести как отказ от такого разговора, так и попытки обусловить его некими «камнями за пазухой».

    У Запада нет объективных оснований и мотивов уклониться от формата, предложенного Путиным; зато субъективные основания и мотивы таким образом поступить, связанные со стремлением к односторонним преимуществам, имеются у западных элит. Как максимум, выступая в тандеме, Россия и Китай (а Си Цзиньпин идею встречи впятером безоговорочно одобрил и поддержал) такого разговора добьются. Как минимум, мировой общественности будет в очередной раз наглядно показано, кто именно и почему стоит поперек стремления народов и человечества в целом к миру и коллективной безопасности. Надо четко понимать, что тезис о неоднозначности внутренней политики, ее результатов, на которую президент России указал в своей юбилейной статье применительно к советскому предвоенному опыту, во-первых, в полной мере применим и к современности. А во-вторых, это не является основанием с огульных позиций подходить и к внешней политике, и не видеть очевидного стремления действующей власти защитить страну, предупредив опасные сценарии глобального развития в нынешней сложнейшей и наполненной угрозами и вызовами международной обстановке.



    Комментарии (1) | Распечатать | | Жалоба

    Источник: https://regnum.ru/news/polit/2987900.html

    Голосовало: 0  


    Или через КИВИ кошелёк

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

     


    » #1 написал: Гость Николай (24 июня 2020 05:31)


    Зарегистрирован: -- |
    Ответить


    Группа: Гости
    публикаций
    комментариев
    Статус:

    Три или пять, мне кажется, нужно не сужать круг участников до таких рамок. За стол переговоров должны сесть все страны, имеющие ядерное оружие. А не те, которые на слуху. А завтра Северная Корея или Пакистан развяжет ядерную войну. Им бояться нечего, они не подпадают под договор.



    цитировать | | | жалоба
     

    » Добавление комментария
    Ваше Имя:
    Ваш E-Mail:
    Код:
    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
    Введите код:

     


    На портале



    Наш опрос
    Как вы относитесь к Юго-Востоку?




    Показать все опросы

    Облако тегов
    Австралия Австрия Азербайджан Аргентина Армения Афганистан Африка БРИКС Балканы Белоруссия Ближний Восток Болгария Бразилия Британия Ватикан Венгрия Венесуэла Германия Греция Грузия ЕАЭС Евросоюз Египет Израиль Индия Ирак Иран Испания Италия Казахстан Канада Киргизия Китай Корея Латинская Америка Ливия Мексика Молдавия НАТО Новороссия Норвегия ООН Пакистан Польша Прибалтика Приднестровье Румыния СССР США Саудовская Аравия Сербия Сирия Турция Узбекистан Украина Финляндия Франция Чехия Швеция Япония

    Реклама



    Фито Центр











    Популярные статьи

    Главная страница  |  Регистрация  |  Добавить новость  |  Новое на сайте  |  Статистика  |  Обратная связь
    COPYRIGHT © 2014-2020 Politinform.SU Аналитика Факты Комментарии © 2020