Подписаться RSS 2.0 |  Реклама на портале
Контакты  |  Статистика  |  Обратная связь
Поиск по сайту: Расширенный поиск по сайту
Регистрация на сайте
Авторизация

 
 
 
   Чужой компьютер
  • Напомнить пароль?


    Навигация


    Важные темы

    Америка долгое время жила с убеждением, что она вышла из Холодной войны заслуженным победителем.


    К свободе принуждают сильнее, чем прежде принуждали к рабству. Но то рабство было внешним и потому


    В конце июня Министерство юстиции США распространило информацию, согласно которой 22-летний


    Несмотря на то, что окончательные итоги всенародного голосования по изменениям в Конституцию РФ


    С 28.06.2020 08:00 МСК по 02.07.2020 10:00 МСК будет проводится техническое обслуживание портала. -


    Реклама






    Добавить новость в:




    » Москва словам не верит

    | 29 июнь 2020 | Аналитика |

    Александр Лукашенко решил немного пошантажировать Россию. Он надеется таким образом выбить у Владимира Путина дополнительные уступки – но должен на деле получить очень жесткий, образцово-показательный ответ.

    Интеграция без альтернатив

    Формально отношения двух стран считаются союзными. Минск и Москва создали Союзное государство, входят в Евразийский Союз и ОДКБ. Среди российского населения (судя по опросам) Батька является наиболее популярным иностранным лидером. Путин среди белорусского – тоже. Однако последние сводки с полей двусторонних отношений напоминают чуть ли не российско-украинский диалог. Александр Лукашенко отжимает принадлежащий Газпрому банк, обвиняет Москву в намерении устроить в Белоруссии «цветную революцию» и подчинить себе Белоруссию. Ищет в России «кукловодов», которые с помощью «современных фальшивых технологий пытаются вмешаться в белорусские выборы».

    Причины столь резкой риторики и неадекватного реальности (а по-другому и не скажешь) поведения кроются в разных позициях Минска и Москвы по поводу будущего Союзного государства. Неспособности (или нежелания) Александра Лукашенко вести цивилизованный диалог на предмет преодоления этих разногласий и чрезмерной терпимости Москвы к «нецивилизованному поведению» Минска – терпимости, которая поощряла белорусское руководство на еще более резкое поведение.

    Все началось в того, что у сторон принципиально разное понимание интеграции. Для Лукашенко интеграция – это прежде всего российские субсидии и дотации. Миллиарды долларов, которые помогли ему создать и поддерживать «белорусское экономическое чудо» – важнейший элемент его общественного договора с населением страны, которое за развитие экономики было готово терпеть его авторитарное поведение.

    Фото:  ASILY FEDOSENKO/Reuters

    Однако авторитаризм Лукашенко подразумевал собственническое отношение к Белоруссии, чьим рачительным хозяином он себя считает. И это уже противоречило интересам России. Москва была готова субсидировать Белоруссию – но только в рамках интеграции, после создания единого рынка, налогового кодекса и т.п. Лукашенко же готов заниматься углублением интеграции без делегирования суверенитета – что невозможно.

    Да, Батька правильно опасается, что такая интеграция может привести к «инкорпорации» и поглощению Белоруссии, однако таковы интеграционные реалии. В рамках интеграционного объединения две страны с таким разным уровнем политико-экономического потенциала могут и даже должны быть равноправными – однако они ни при каких обстоятельствах не будут равнозначными. У Германии и, условно, Словении в Евросоюзе равные права – однако степень их влияния на курс ЕС и принимаемые там решения абсолютно неравнозначна. И, если Минск выбрал путь интеграции с Россией в рамках Союзного государства, то нужно идти по этому пути – либо отказываться от него.

    Правда, отказываться Лукашенко тоже не хочет. И не только потому, что белорусская экономика во многом зависит от российского рынка и от российских субсидий. Геополитического выбора, как такового, у Минска тоже нет.

    Конечно, Лукашенко всячески пытается убедить Москву, что выбор есть. Он призывает бизнес выходить на западные рынки, нормализует отношения с Соединенными Штатами, покупает себе в убыток американскую нефть и на встрече с госсекретарем США Майком Помпео даже терпит слова последнего о том, что Белоруссия не является еще суверенным государством. Отдельные российские эксперты считают, что на белорусского лидера влияет его прозападное окружение – именно оно толкает Батьку на конфликт с Москвой, а, значит, нужно как-то это окружение уравновешивать.

    Прозападное окружение, действительно, есть – тот же министр иностранных дел Владимир Макей. Однако в Белоруссии все решения принимает исключительно Лукашенко. Он действительно развивает отношения с Западом – однако при этом четко осознает красную линию. Линию, до которой это развитие служит эффективным контрбалансом российскому влиянию и является демонстративным уколом Москве – но после пересечения которой начинается процесс самоликвидации режима Лукашенко. Белорусский лидер понимает, что первой жертвой ухода страны в западный лагерь станет сам Лукашенко – слишком самостоятельный и пророссийский для западных партнеров. Его уберут либо сразу через майдан, либо через размывание его власти западными НКО, которым он вынужден будет дать свободу на территории Белоруссии. Ни в какие сделки с Западом Лукашенко не верит – пример Каддафи был весьма показателен. Поэтому у него и нет иных вариантов, кроме как быть в связке с Россией – и в Москве это понимают.

    Сыграл на обострение

    Казалось бы, в этой ситуации у Белоруссии нет особых рычагов для того, чтобы продвигать свою позицию. Однако Лукашенко воспользовался занятостью российской дипломатии конфликтом с Западом и нежеланием Кремля устраивать открытые разборки с вроде как ближайшим союзником – белорусский президент регулярно переводил конфликты и споры в плоскость публичного конфликта. И в Москве уступали – вплоть до недавнего времени, когда чаша терпения российского лидера, судя по всему, переполнилась. Теперь Россия перешла во взаимоотношениях с Белоруссией на тактику монтера Мечникова – «Утром стулья (то есть углубление интеграции) – вечером деньги (скидки и субсидии)».

    Подобная принципиальность Москвы поставила Минск в тупик. По идее, Лукашенко должен был сменить устаревшую переговорную тактику – однако он решил, что старая не работает из-за недостаточности революционного пыла. Поэтому Минск стал пытаться «качать» Москву – через публичные наезды на «Газпром», через намеки на укрепление связей с США и Китаем, и т.п. Однако Кремль стоял непоколебимо – утром интеграция, вечером субсидии. И теперь, по всей видимости, Батька решил еще больше повысить ставки – сделал Россию «заговорщиком» в рамках идущей в Белоруссии кампании перед выборами президента страны.

    А кампания, действительно, интересная. Формально шансы Лукашенко победить крайне высоки. Считается, что популярность президента в обществе зашкаливает. Как все обстоит на самом деле, судить сложно – в Белоруссии давно не проводятся серьезные и заслуживающие доверия соцопросы на эту тему. Некоторые российские эксперты – например, замглавы Института стран СНГ Владимир Жарихин – уверены, что Лукашенко боится реальной кнкуренции и считает, что впервые может потерять власть. Поэтому Минск решил подстраховаться – с подачи администрации президента Белоруссии (а по-другому там кандидат и не выставится) к предвыборной агитации допустили два образцово-показательных жупела. Первый – условный «Демшизоид» в лице блогера Сергея Тихановского, который поддерживает Майдан и за которым стоят западные либералы. Второй – коллективный «Буржуин» в лице Виктора Бабарико, которого (в рамках сценарной роли) поддерживает российский олигархат. Соответственно, из Батьки создают национального лидера, который борется против радикалов и капиталистов. И за которого нужно проголосовать ради спасения страны.

    Однако в какой-то момент «российские олигархи» превратились в «заговорщиков», которые (отчаявшиеся победить законным путем) стремятся устроить переворот, сместить Батьку и поставить страну под власть России. Москву (не вмешивающуюся в выборы) такие обвинения удивили, однако Батька пошел дальше. В рамках борьбы против «переворота» и ради «спасения страны» Лукашенко арестовывает Буржуина и фактически конфискует Белгазпромбанк, который возглавлял Бабарико и который на 98% принадлежал «Газпрому» и «Газпромбанку». После чего (взвинтив, по его мнению, ставки) заявил, что с «Путиным у него не искрит» и вообще все будет хорошо – то есть отправил в Москву сигнал о том, что готов деэскалировать ситуацию в обмен на скидки, субсидии, поставки энергоносителей по льготным ценам и т.п. О чем, по всей видимости, он и собирался вести диалог с Путиным 24 июня – на полях парада Победы.

    И диалог состоялся. Лукашенко, по словам пресс-секретаря Путина Дмитрия Пескова, сделал очень много добрых заявлений о России. Однако, судя по последующим новым заявлениям о вмешательстве Москвы, уехал из Первопрестольной с пустыми руками.


    Следующий подход к переговорному снаряду он, вероятно, совершит 30 июня – когда приедет в Россию на церемонию открытия мемориала советскому солдату подо Ржевом в Тверской области. И, если он примет приглашение (а на момент сдачи текста официального ответа Лукашенко на приглашение Москвы не было), то в ближайшие дни нас ждет новый поток заявлений и обвинений из Минска

    Сейчас России предстоит сделать непростой выбор. Можно, конечно, пойти навстречу Лукашенко и снова от него откупиться – однако в этом случае белорусский лидер уверится в собственной безнаказанности и в следующий раз пойдет на еще большие провокации. И пойдет не только он – примеру Белоруссии могут последовать другие страны постсоветского пространства, и, прежде всего, партнеры России по Евразийскому союзу. 

    Есть и другой путь – занять жесткую позицию, принудить Батьку отказаться от шантажа, и либо соглашаться на «Принцип монтера Мечникова», либо принять факт отказа Москвы от новых субсидий. Да, это чревато обострением отношений с Минском – однако Россия тем самым может дать понять и Лукашенко, и другим друзьям, что больше не готова платить за устную дружбу и братство. Что если страны хотят российской помощи и субсидий, то они должны учитывать интересы России – как экономические, так и политические.

    Слова Москву больше не устроят – она не готова больше платить за «дружбу и братство». Если же союзник хочет большего суверенитета, то это его право. Вот только он не должен забывать о том, что суверенитет – это еще и суверенное право самим содержать собственную экономику и решать собственные социальные проблемы. 


    Добавить новость в:





    Ключевые теги: Белоруссия

    Комментарии (0) | Распечатать | | Жалоба

    Источник: https://vz.ru/opinions/2020/6/27/1046310.html

    Голосовало: 3  


    Или через КИВИ кошелёк

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

     

    » Добавление комментария
    Ваше Имя:
    Ваш E-Mail:
    Код:
    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
    Введите код:

     


    На портале



    Наш опрос
    Считаете ли вы, что России необходимо нанести превентивный удар по предполагаемому агрессору в случае прямой угрозы её суверенитету?




    Показать все опросы

    Облако тегов
    Австралия Австрия Азербайджан Аргентина Армения Афганистан Африка БРИКС Балканы Белоруссия Ближний Восток Болгария Бразилия Британия Ватикан Венгрия Венесуэла Германия Греция Грузия ЕАЭС Евросоюз Египет Израиль Индия Ирак Иран Испания Италия Казахстан Канада Киргизия Китай Корея Латинская Америка Ливия Мексика Молдавия НАТО Новороссия Норвегия ООН Пакистан Польша Прибалтика Приднестровье Румыния СССР США Саудовская Аравия Сербия Сирия Турция Узбекистан Украина Финляндия Франция Чехия Швеция Япония

    Реклама



    Фито Центр











    Популярные статьи

    Главная страница  |  Регистрация  |  Добавить новость  |  Новое на сайте  |  Статистика  |  Обратная связь
    COPYRIGHT © 2014-2020 Politinform.SU Аналитика Факты Комментарии © 2019