Подписаться RSS 2.0 |  Реклама на портале
Контакты  |  Статистика  |  Обратная связь
Поиск по сайту: Расширенный поиск по сайту
Регистрация на сайте
Авторизация

 
 
 
   Чужой компьютер
  • Напомнить пароль?


    Навигация


    Важные темы

    Официально принято считать, что глобальный российский геополитический маневр вызван стремлением


    Американцы ещё в 2015 году хотели молодую украинскую государственность всучить в лапы коварному


    Задача состоит в том, чтобы сделать некоторые предсказания (хотя “прогнозы” звучит более


    Итак, утром 11 сентября 2001 года некими неизвестными были захвачены четыре самолета «Боинг» (два в


    Всё идёт к тому, что в ближайшее время США начнут выводить свои войска из Ирака, и эта страна


    Реклама






    Добавить новость в:




    » Сближение Ирана и Китая станет ударом по США (Foreign Policy)

    | 11 август 2020 | Зарубежные СМИ |

    Недавно достоянием общественности стал документ, указывающий на то, что Китай и Иран собираются заключить соглашение о стратегическом партнерстве в области торговли, политики, культуры и безопасности сроком на 25 лет. Сотрудничество между Китаем и странами Ближнего Востока началось не вчера. Тем не менее это событие отличается от других тем, что и Китай, и Иран разделяют глобальные и региональные амбиции, а также имеют крайне непростые отношения с США. Кроме того, в соглашении есть оборонительный компонент. Военный аспект договора вызывает значительное беспокойство со стороны США, точно так же, как и прошлогодние беспрецедентные учения ВМФ Ирана, России и КНР в Индийском океане и Оманском заливе, пишет Алам Салех и Закие Язданшенас в статье, вышедшей 9 августа в The Foreign Policy.

    Всё большее влияние Китая в Восточной Азии и Африке идет вразрез с интересами США, тогда как Ближний Восток становится следующим полем битвы, на котором Пекин может бросить вызов гегемонии США — на этот раз с помощью Ирана. Это особенно важно, поскольку соглашение между Пекином и Тегераном и его последствия выходят за рамки экономической сферы и двусторонних отношений: оно действует на внутреннем, региональном и глобальном уровнях.

    Соглашение с Пекином может стать для Ирана экономическим спасательным кругом, с помощью которого Тегеран сможет преодолеть последствия санкций и нехватку денежных средств в своей экономике, продавая свою нефть и газ Китаю. Кроме того, у Иран будет возможность использовать свои стратегические связи с Китаем в качестве разменной монеты в любых возможных будущих переговорах с Западом, воспользовавшись своей способностью расширить присутствие Китая в Персидском заливе.

    Хотя до президентских выборов в США в 2020 году осталось всего три месяца, более тщательный анализ нового стратегического партнерства между Ираном и Китаем может поставить под угрозу возможность победы республиканцев. Дело в том, что стратегическое партнерство Китая и Ирана доказывает, что стратегия максимального давления администрации Трампа потерпела неудачу. Эта стратегия не только не смогла сдержать Иран и изменить его поведение в регионе, но и подтолкнула Тегеран в объятия Пекина.

    В долгосрочной перспективе стратегическая близость Ирана к Китаю означает, что Тегеран адаптирует так называемую политику «взгляда на восток» с целью усиления своей региональной и военной мощи, а также с тем, чтобы бросить вызов и подорвать влияние США в регионе Персидского залива.

    Со своей стороны, с помощью этого соглашения Китай может обеспечить энергетическую безопасность: на долю Персидского залива приходится более половины поставок энергоносителей в КНР. Таким образом, свободное судоходство через Персидский залив крайне важно для Китая. Саудовская Аравия, близкий союзник США, теперь стала основным поставщиком сырой нефти в Китай: китайский импорт из королевства в мае установил новый рекорд в 2,16 млн баррелей в день. Эта зависимость противоречит общей политике Китая, направленной на диверсификацию источников энергии и отказ от единого поставщика. Другие арабские поставщики нефти Китаю в регионе Персидского залива также поддерживают тесные связи с США в сфере безопасности.

    Пекин опасается, что по мере обострения торговой войны между двумя странами США могут оказать давление на эти ближневосточные государства с тем, чтобы они перестали поставлять Китаю необходимые ему энергоносители. Комплексное стратегическое партнерство с Ираном — это одновременно и выгодная сделка, и страховой полис. Благодаря ему у КНР может появиться источник дешевых энергоносителей.

    Китайско-иранские связи неизбежно изменят политический ландшафт региона в пользу Тегерана и Пекина, что в еще большей степени подорвет влияние США. Действительно, соглашение позволяет Китаю играть более важную роль в одном из важнейших регионов мира. Стратегический ландшафт изменился после вторжения США в Ирак в 2003 году. В новом региональном порядке транснациональные идентичности, в основе которых лежат религиозные и конфессиональные различия, стали широко распространённым фактором, изменившим суть динамики власти.

    Эти изменения, а также вывод войск США и беспорядки, вызванные «Арабской весной», предоставили средним державам, таким как Иран, возможность заполнить образовавшийся вакуум и усилить свою региональную мощь. Одновременно после прихода в 2012 году к власти в КНР Си Цзиньпина китайское правительство выразило более сильное желание превратить Китай в мировую державу и играть более активную роль в делах других регионов. Это стремление проявилось во внедрении инициативы создания Нового шелкового пути, который подчеркнул стратегическое значение Ближнего Востока.

    Аполитичный подход Китая к региону направлен на использование региональной мощи Ирана для расширения экономических связей с соседними странами и установления безопасности в регионе посредством того, что он называет миром развития.

    Китай осознает положение и важность Ирана как региональной державы на новом Ближнем Востоке. Региональные события последних лет укрепили влияние Исламской Республики. В отличие от США, Китай принял аполитичный подход к региону, ориентированный на развитие, используя региональную мощь Ирана для расширения экономических отношений с соседними странами и обеспечения безопасности в регионе посредством того, что он называет миром развития, а не западным представлением о необходимости продвижения демократии ради мира. Такой подход приветствуют авторитарные государства Ближнего Востока.

    Выход президента США Дональда Трампа из ядерной сделки с Ираном в 2018 году и последующее введение политики максимального давления были последней попыткой правительства США остановить всё большее влияние Ирана в регионе. Хотя эта политика сильно ударила по экономике Ирана, она пока не смогла изменить амбициозную региональную и военную политику страны. Таким образом, новое стратегическое сотрудничество между Китаем и Ираном будет еще больше подрывать влияние США, открывая путь Китаю к более активной роли на Ближнем Востоке.

    Китайско-иранское стратегическое партнерство также повлияет на соседние регионы, включая Южную Азию. В 2016 году Индия и Иран подписали соглашение об инвестировании в стратегический порт Ирана Чахбехар и о строительстве железной дороги, соединяющей портовый город Чахбехар с городом Захедан, а также Индию с Афганистаном, не имеющим выхода к морю, и Центральной Азией. Теперь Иран обвиняет Индию в задержке своих инвестиций под давлением США и исключил Индию из проекта.

    Хотя иранские официальные лица отказались связать отказ Индии от проекта Чахбехар-Захедан с новым 25-летним соглашением с Китаем, похоже, что поводом для принятия этого решения стали тесные связи Индии с Вашингтоном. Замена Индии Китаем в таком стратегическом проекте изменит баланс сил в Южной Азии в ущерб Нью-Дели. У Китая теперь есть шанс соединить порт Чахбехар с Гвадаром в Пакистане, который является важным узлом в проекте Нового шелкового пути.

    Независимо от того, что думает Вашингтон, новые китайско-иранские отношения в конечном счете подорвут интересы Индии в регионе, особенно если к ним присоединится Пакистан. Теперь с большей долей вероятности будет реализовано предложение Ирана о расширении существующего китайско-пакистанского экономического коридора по северной, западной и южной осям и соединению порта Гвадар в Пакистане с Чахбехаром, а затем с Европой и Центральной Азией через Иран железнодорожной сетью. Если этот план будет реализован, золотое кольцо, состоящее из Китая, Пакистана, Ирана, России и Турции, превратится в центральную часть Нового шелкового пути, связав Китай с Ираном и далее со Средней Азией, Каспийским и Средиземным морем через Ирак и Сирию.

    16 июля президент Ирана Хасан Рухани объявил, что порт Джаск станет основным перевалочным пунктом страны. Делая больший акцент на развитии двух стратегических портов Джаск и Чахбехаром, Иран пытается сместить свой геостратегический фокус с Персидского залива на Оманский залив. Это позволит Тегерану избежать напряженности в регионе Персидского залива, сократит маршруты танкеров, перевозящих иранскую нефть, а также позволит Тегерану при необходимости закрыть Ормузский пролив.

    Двустороннее соглашение предоставляет Китаю исключительную возможность участвовать в развитии этого порта. Китай сможет добавить Джаск в свою сеть стратегических центров в регионе. Согласно этому плану, региональные индустриальные парки, созданные китайскими компаниями в некоторых странах Персидского залива, будут соединены с портами, в которых Китай имеет сильное присутствие. Эта взаимосвязанная сеть промышленных парков и портов может еще больше бросить вызов доминирующему положению Соединенных Штатов в регионе, окружающем стратегически важный Ормузский пролив.

    Стратегическое партнерство между Ираном и Китаем также повлияет на соперничество великих держав между США и Китаем. Хотя Китай остается крупнейшим торговым партнером США и между двумя мировыми державами по-прежнему существуют обширные двусторонние отношения, их конкуренция в различных областях усилилась до такой степени, что многие наблюдатели утверждают, что мир вступает в новую холодную войну. Учитывая геополитическое и экономическое значение Ближнего Востока, сделка с Ираном дает Китаю еще одну опору, с которой он может бросить вызов силе США.

    Между тем, помимо обеспечения своего выживания, Тегеран собирается воспользоваться связями с Пекином для укрепления своих региональных позиций. И последнее, но не менее важное: в то время как Соединенные Штаты извлекают выгоду из соперничества и раскола на Ближнем Востоке, китайско-иранское партнерство может в конечном счете изменить ландшафт безопасности в регионе, способствуя стабильности посредством китайского подхода к миру через развитие.



    Комментарии (0) | Распечатать | | Жалоба

    Источник: https://iarex.ru/articles/76900.html

    Голосовало: 0  


    Или через КИВИ кошелёк

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

     

    » Добавление комментария
    Ваше Имя:
    Ваш E-Mail:
    Код:
    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
    Введите код:

     


    На портале



    Наш опрос
    Какое будущее по вашему мнению ждет ДНР и ЛНР




    Показать все опросы

    Облако тегов
    Австралия Австрия Азербайджан Аргентина Армения Афганистан Африка БРИКС Балканы Белоруссия Ближний Восток Болгария Бразилия Британия Ватикан Венгрия Венесуэла Германия Греция Грузия ЕАЭС Евросоюз Египет Израиль Индия Ирак Иран Испания Италия Казахстан Канада Киргизия Китай Корея Латинская Америка Ливия Мексика Молдавия НАТО Новороссия Норвегия ООН Пакистан Польша Прибалтика Приднестровье Румыния СССР США Саудовская Аравия Сербия Сирия Турция Узбекистан Украина Финляндия Франция Чехия Швеция Япония

    Реклама



    Фито Центр











    Популярные статьи

    Главная страница  |  Регистрация  |  Добавить новость  |  Новое на сайте  |  Статистика  |  Обратная связь
    COPYRIGHT © 2014-2020 Politinform.SU Аналитика Факты Комментарии © 2020