Подписаться RSS 2.0 |  Реклама на портале
Контакты  |  Статистика  |  Обратная связь
Поиск по сайту: Расширенный поиск по сайту
Регистрация на сайте
Авторизация

 
 
 
   Чужой компьютер
  • Напомнить пароль?


    Навигация


    Важные темы

    Наверное моментальное вступление в войну польской и румынской армий могло бы на некоторое время


    Мы делали это молча — чтоб не мешали, чтоб не вспугнуть ИХ раньше времени. И сегодня, когда


    Наших американских оппонентов дико бесит, что из Украины не получается (ну никак) сделать «русский


    Неотъемлемым элементом ближайших 15 лет станет большое количество разнообразнейших войн и


    Оценка ситуации. С украинским кризисом завершилась эпоха стратегического партнерства между Россией


    Реклама






    Добавить новость в:




    » Почему нет названия у новой эпохи

    | 9 май 2022 | Общество / Общество: Новость дня |

    Мы часто вспоминаем знаменитые столыпинские слова про «двадцать лет покоя для России». Но сейчас, когда в очередной раз стало кристально ясно, что они, эти двадцать лет покоя, нам не светят, я осознала, что за мою жизнь – уже не очень короткую, но пока еще и не слишком длинную – я вместе со страной прожила несколько радикальных смен исторических периодов.

    Мое детство пришлось на эпоху застоя. Потом была перестройка, за ней – лихие 90-е. Затем пришел Путин – и довольно быстро началось то, что принято называть путинской стабильностью. Обычно это время принято ассоциировать с отползанием России от края пропасти, но на самом деле на этот период пришелся и впечатляющий рывок в развитии страны. Просто находясь внутри того времени, мы во многом продолжали мыслить и чувствовать категориями катастрофы и упадка – столь ужасающими для страны оказались поздне- и постсоветские годы. Сейчас же, оглядываясь назад, невозможно не видеть, какой колоссальный путь прошла Россия с 1999-го к 2014 году.

    И да, с 2014 года мы ведем отсчет новой эпохи. Правда, есть две небольшие проблемы, которые указывают на третью – куда более масштабную и серьезную.

    Во-первых, восемь лет – не такой уж маленький срок и для человеческой жизни, и для современной политики, мчащейся на фантастических скоростях, а у нас за эти годы так и не появилось устойчивого названия для этого нового периода. Это особенно поразительно, учитывая грандиозность изменений, которые нам пришлось в ходе него пережить. Чаще других используют какие-то «пост-крымские» определения, но даже они в последнее время в ходу редко, поскольку очевидно, что название это не очень удачное, так как не передает сути времени.

    А во-вторых – и это, пожалуй, даже более важно, – не вполне понятно, 24 февраля 2022 года начался какой-то новый исторический период или же мы продолжаем жить в том же, что жили предыдущие восемь лет. Конечно, допустимы и имеют свои обоснования оба подхода. Для кого-то начало специальной военной операции на Украине и последовавшие события в отношениях России с Западом ознаменовали столь кардинальный сдвиг в мире, что у людей ощущение наступившей новой эпохи. Для других же нынешние процессы органично вытекают из событий предыдущих лет – мы просто вошли в очередной, давно прогнозировавшийся и намного более жесткий, нежели предыдущий, виток глобальной эскалации. С этой точки зрения говорить о каком-то новом историческом периоде действительно не очень правильно.

    Фото: Михаил Воскресенский/РИА Новости

    Кстати, в пользу второй версии говорит и отсутствие названия у времени после 2014 года. Все-таки когда что-то остается у нас за спиной, нам иногда легче объективно взглянуть на прошедшее, осмыслив, что же это было в своей сути, и дать ему имя.

    Практически все перечисленные мной названия эпох возникли в их процессе – это касается и застоя, и перестройки, даже про стабильность как базовую характеристику путинской системы начали говорить уже во второй половине нулевых. Исключение в этом перечне одно – лихие 90-е. Тогда, когда мы их переживали, всеобщим было осознание катастрофичности происходящего, но название из глубин общественного подсознания поднялось и закрепилось уже позже, постфактум. И, наверное, это закономерно: когда на людей обрушивается подобный катаклизм, не до общественной рефлексии по поводу его названия.

    И вот тут есть некоторое сходство 90-х с современностью – в смысле не катастрофичности, а масштаба вызова, стоящего перед страной. Только тогда мы просто всеми силами выживали в момент национальной трагедии, а теперь перед нами стоит задача настолько грандиозная, что невольно чувствуешь бегущий по спине холодок. Мы привыкли себя ощущать обычными людьми, стоящими на плечах титанов, наших дедов и прадедов (для некоторых – отцов). Тех, кто вынес на себе нечеловеческий ужас великой войны, сражался и победил в ней, оставив нам в наследие мир, в котором мы живем уже почти восемьдесят лет.

    Современного человека редко можно упрекнуть в низкой самооценке, да и нынешнему российскому обществу есть чем гордиться, что поставить себе в заслугу: в том, что Россия выжила и возродилась после 90-х, есть частица вклада большинства тех, кому сейчас больше 35 лет. Но все-таки сравнивая себя с предками, нам трудно избежать выводов не в свою пользу. Мы выглядим слишком благополучными, изнеженными и слабыми на фоне тех, чьи портреты мы несем в Бессмертном полку. Мы пытаемся представить себя на их месте в 1941-м – и боимся, что не справились бы, как они.

    До недавнего времени эти сравнения казались глубоко умозрительно-теоретическими. Вот только последние два месяца заставили осознать всех, что мы сильно заблуждались по поводу их умозрительности. Запас прочности системы, которую создали для нас деды, окончательно исчерпан, она подошла к своему концу – и на нашу долю выпал ровно тот же жребий, что и им: борьба за переустройство мира, где России противостоит коллективный Запад. И это действительно пугает, потому что у нас в генетическом коде прошита память о той, предыдущей, войне.

    Хочется верить, что на этот раз все будет не так страшно, как в прошлый, но каждодневно все шире разворачивающийся маховик конфликта выглядит жутковато. Причем совершенно очевидно, что все еще только начинается, и можно лишь догадываться, какую форму и масштабы он в конце концов приобретет. А значит, любую рефлексию о сути, природе и состоятельности современных поколений пора оставить до лучших времен. У нас нет иного выбора, кроме как быть достойными своих предков – делать свое дело, стоять на своем, бороться за свою страну, за то, во что мы верим.

    А название для времени, в котором мы сейчас живем, обязательно появится.



    Комментарии (0) | Распечатать | | Жалоба

    Источник: https://vz.ru/opinions/2022/5/7/1156820.html

    Голосовало: 1  


    Или через КИВИ кошелёк

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

     

    » Добавление комментария
    Ваше Имя:
    Ваш E-Mail:
    Код:
    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
    Введите код:

     


    На портале



    Наш опрос
    Как вы относитесь к Юго-Востоку?




    Показать все опросы

    Облако тегов
    Австралия Австрия Азербайджан Аргентина Армения Афганистан Африка БРИКС Балканы Белоруссия Ближний Восток Болгария Бразилия Британия Ватикан Венгрия Венесуэла Германия Греция Грузия ЕАЭС Евросоюз Египет Израиль Индия Ирак Иран Испания Италия Казахстан Канада Киргизия Китай Корея Латинская Америка Ливия Мексика Молдавия НАТО Новороссия Норвегия ООН Пакистан Польша Прибалтика Приднестровье Румыния СССР США Саудовская Аравия Сербия Сирия Турция Узбекистан Украина Финляндия Франция Чехия Швеция Япония

    Реклама



    Фито Центр











    Популярные статьи

    Главная страница  |  Регистрация  |  Добавить новость  |  Новое на сайте  |  Статистика  |  Обратная связь
    COPYRIGHT © 2014-2021 Politinform.SU Аналитика Факты Комментарии © 2021