Подписаться RSS 2.0 |  Реклама на портале
Контакты  |  Статистика  |  Обратная связь
Поиск по сайту: Расширенный поиск по сайту
Регистрация на сайте
Авторизация

 
 
 
   Чужой компьютер
  • Напомнить пароль?


    Навигация


    Важные темы

    Как выясняется, ремонт газопроводов на дне Балтики затянется минимум до следующего лета. Пока


    Сегодня президент Путин произнес лучшую речь в своей политической карьере. В ней не было ничего


    Сразу хотелось бы коснуться некоторых моментов в выступлении Владимира Владимировича, вызвавших у


    Экономика, как известно (не всем, к сожалению) – это сложная система взаимосвязей. Когда меняешь


    Стратегия Темнейшего была в максимальной подготовке к неизбежному противостоянию. ВВП отменил НДПИ


    Реклама






    Добавить новость в:




    » Как украинская разведка вербует агентов в России

    | 16 сентябрь 2022 | Общество |

    Целую серию задержаний агентов украинской разведки провела в последнее время ФСБ России. У этих случаев есть и особенности, и закономерности. В частности, они касаются тех методов, которые использует украинская разведка для вербовки российских граждан, и тех способов, которыми работают в России агенты украинских спецслужб.

    В последние несколько недель участились сообщения о случаях задержания агентов украинских разведок (ГУР и УСВР) не только в Запорожской и Херсонской областях, но и на территории Российской Федерации вплоть до Приморья. Если классифицировать имеющиеся случаи на некие условные виды и подвиды, то мы получим широкий спектр деятельности этой агентуры.

    В основном она привязана к поиску информации военного характера и к диверсионно-террористической деятельности. Основной вербовочный ресурс украинской разведки – это украинцы, живущие в России, люди с украинскими корнями и\или с родственниками на Украине. В 99% случаев это люди без профессиональной подготовки – и соответственно, задания они получают такого уже уровня.

    Показательны действия украинского агента, задержанного на прошлой неделе во Владивостоке. Пожилой мужчина изображал из себя классического туриста. В шортах и с рюкзаком он просто ходил по Владивостоку. У него была профессиональная фотокамера с длинным объективом, и он, как добросовестный турист, забирался как можно выше, на сопки и мосты, и там фотографировал виды военных объектов. А эти объекты во Владивостоке видны, если найти правильную точку, и без профессионального увеличения фототехники. То есть этот, с позволения сказать, шпион вел себя в лучших карикатурных традициях времен холодной войны. Его некоторое время сопровождали наружным наблюдением, снимали на скрытую камеру и в конце концов задержали.

    Украинская разведка попыталась организовать ранее хаотичные попытки «неравнодушных» персонажей, условно говоря, позвонить в посольство в Москве и рассказать, что «мимо военный эшелон проехал». Теперь за такую «гражданскую позицию» можно получить до 20 лет. Потому в Киеве пошли по пути наименьшего сопротивления и пытаются вербовать людей с украинскими корнями в пограничных областях. Причем вербовка эта ранее строилась на природной и народной простоте душевной: человека просто втягивали в общение с каким-то украинским родственником или другом, а там уже слово за слово – и коготок увяз. Теперь в этих вербовочных схемах больше денег (не в физическом выражении, а в процентном по отношению к другим методам), шантажа и простых угроз.

    С освобождением Херсонской и части Запорожской области деятельность украинской разведки сместилась туда, но приобрела отчетливый диверсионно-террористический характер. Есть и характерная особенность. В вербовке в основном задействованы бывшие сотрудники местных управлений СБУ, сбежавшие в сторону Киева, которые пытаются выходить на самые разнообразные социальные слои, используя различные, но всегда примитивные методы вербовки. В последние недели акцент сместился на просто тупые прямые угрозы «сдать русским», подкинув пару гранат в кладовку, прямые угрозы убийства, в том числе детей.

    При этом то ли от великого ума, то ли от чувства безнаказанности, они нарушают все мыслимые правила конспирации, вплоть до прямых переговоров с объектами вербовки от своего лица, открытым голосом с фиксируемых номеров телефонов.


    Следствием этого стало и изменение тактики российской контрразведки. Стали часто использоваться оперативные игры, в ходе которых противник даже не замечал того, что переговоры с ним ведут уже сотрудники ФСБ, а не те простые местные люди, которых пытались вербовать.

    Примерно та же история случилась и со знаменитой попыткой вербовки российских летчиков с целью склонить их угнать самолет. Украинские вербовщики не заметили перехода к оперативной игре, настолько психологически точно она велась. Причем надо понимать, что требовалось не только установить доказательства вербовки, не только получить физические данные для коридора перелета и посадки, но и установить те группы людей, которые на территории РФ, на земле, участвовали в обслуживании этой акции украинской разведки. Речь идет о тех, кто перевозил деньги, вел наружное наблюдение и любым другим способом сотрудничал с Киевом в РФ. Это удалось.

    Но это не отменяет необходимости бороться с бандитизмом, который в отдеольных районах освобожденных территорий приобретает характер откровенного террора по образцу 1944–1950 годов на Западной Украине. Вплоть до классики: к учителям ночью приезжают люди с оружием и в масках и угрожают хату сжечь, если будет преподавать в школе по российским программам. Здесь нужны другие методы контрразведывательной работы и даже не совсем разведки, вплоть до армейских операций, поскольку имеем дело с террором, а не с разведкой.

    Другая история – это получение военной, политической или научно-технической информации более высокого уровня. Здесь со стороны украинской разведки опять же нет никакого откровения. Используется в основном один и тот человеческий ресурс: люди, на которых можно выйти с Украины через родственные или дружеские связи.

    Прямая вербовка классическими методами (на вас каким-то образом физически выходит украинский агент, зовет в кафе и предлагает деньги за информацию – есть разные варианты, но принцип понятен) на территории РФ исключается. Во-первых, у ГУР и УСВР просто нет достаточно подготовленных кадров, чтобы осуществлять конспиративные действия, скажем, в Москве. Во-вторых, активная деятельность ФСБ в последние годы мешает этому. Поэтому основным инструментом вербовки стали электронные средства. Здесь характерно, что вербовки проводятся не целенаправленно, а кого можно поймать на какой-нибудь крючок.

    В больших разведках порой сперва ставится задача (надо найти чертеж такой-то детали к такому-то вертолету), а потом ищется выход на людей, знакомых с этим чертежом. Киев же сперва пытается кого-то завербовать, а затем уже смотрит, что из этого может получиться. Вообще это важная деталь: украинская разведка пытается брать количеством, а не качеством.


    Характерен пример, когда был задержан директор по проверке качества продукции (если по-простому – начальник ОТК) одного из подмосковных авиастроительных заводов, пытавшийся передать секретные чертежи своему контрагенту в Одессе. Немолодой уже мужчина с советских времен помнил старые связи, которые объединяли многие конструкторские бюро и военные заводы по всему СССР, в том числе и на Украине. На этой старой дружбе к нему и подошли. За, условно говоря, тридцать гривен и воспоминания о былых приятелях.

    Есть, конечно, и категория инициативных, но, как показывает практика, идеологических сторонников киевского режима там кот наплакал. В основном это люди молодые, психологически нестабильные, не имеющие доступа к информации, которая могла бы представлять реальную разведывательную ценность. Их используют для совершения диверсионных актов разной степени глупости и вреда – от подрыва ЛЭП до поджога адмиристративных объектов.

    Но подрыв ЛЭП – очень сложная в техническом плане операция, и тут требуется не только большое количество взрывчатки, но и некий опыт в минно-взрывном деле. В интернете такому не научишься. Да и взрывчатку в таких количествах требуется где-то взять. То есть все еще существуют некие каналы ее доставки – и не обязательно через украинскую границу. При этом вербовка подобных персонажей идет, как правило, на всякого рода экстремистских форумах. А проявлять «информационную гигиену» этот контингент не приучен.

    Представитель ГУР МО Украины генерал Вадим Скибицкий в недавнем пропагандистском интервью британской The Telegraph рассказывал, что «украинцам очень легко работать с противником». И открытым текстом: «многие украинцы жили и живут в России». «У нас был один и тот же язык и тот же внешний вид (это обратный перевод с английского, Скибицкий видимо имел в виду, что русские и украинцы – белые европейцы – прим. ВЗГЛЯД) и недавно один и тот же менталитет, и раньше мы были одной страной. Многие украинцы жили и живут в России и сделали там хорошую государственную карьеру. В России много украинцев на руководящих должностях».

    Этот текст генерала Скибицкого был однозначно рассчитан на западную аудиторию, потому он слишком уж рекламировал «успехи» ГУР. Но некоторые вещи он сказал зря. В частности, Скибицкий отметил, что «украинская шпионская сеть в РФ однозначно пользуется спросом в США и Британии». По его словам, речь идет не только о ситуации на Украине, а о безопасности в Европе и восточном фланге в целом. Скибицкий пытается рассказать англоязычной аудитории, что украинская разведка «имеет хорошее прикрытие», а потому заранее все знает и готова продавать эту информацию МИ-6 и ЦРУ.

    Часто такие заявления укладываются в рамки оперативной игры: в Москве, мол, прочтут, что у украинской разведки есть якобы проникновение в центры принятия решений, и занервничают. Начнутся подозрения, ресурсы будут отвлечены на бессмысленную контрразведывательную деятельность, а на людей с украинскими фамилиями начнут смотреть косо. Так что преувеличивать слова представителя украинской разведки не стоит, они привыкли говорить первое, что в голову придет, несмотря на профессиональную подготовку.

    С 2014 года (а то и ранее) украинская разведывательная система тесно сотрудничает с западными разведками. Они быстро учились, создавая в Киеве новую систему. При этом надо различать диверсионную деятельность (например, убийство Дарьи Дугиной) и стратегическую разведку. Это разные формы и методы – следовательно, требуются и разные методы контрразведывательной деятельности для купирования этих разных направлений.

    Тем временем, российская контрразведка активно нивелирует попытки проникновения противника, ставит под контроль диверсионную активность и одновременно борется с внедрением вражеских агентов на стратегических направлениях.



    Комментарии (0) | Распечатать | | Жалоба

    Источник: https://vz.ru/society/2022/9/15/1177729.html

    Голосовало: 0  


    Или через КИВИ кошелёк

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

     

    » Добавление комментария
    Ваше Имя:
    Ваш E-Mail:
    Код:
    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
    Введите код:

     


    На портале



    Наш опрос
    Какое будущее по вашему мнению ждет ДНР и ЛНР




    Показать все опросы

    Облако тегов
    Австралия Австрия Азербайджан Аргентина Армения Афганистан Африка БРИКС Балканы Белоруссия Ближний Восток Болгария Бразилия Британия Ватикан Венгрия Венесуэла Германия Греция Грузия ЕАЭС Евросоюз Египет Израиль Индия Ирак Иран Испания Италия Казахстан Канада Киргизия Китай Корея Латинская Америка Ливия Мексика Молдавия НАТО Новороссия Норвегия ООН Пакистан Польша Прибалтика Приднестровье Румыния СССР США Саудовская Аравия Сербия Сирия Турция Узбекистан Украина Финляндия Франция Чехия Швеция Япония

    Реклама



    Фито Центр











    Популярные статьи

    Главная страница  |  Регистрация  |  Добавить новость  |  Новое на сайте  |  Статистика  |  Обратная связь
    COPYRIGHT © 2014-2021 Politinform.SU Аналитика Факты Комментарии © 2021