Подписаться RSS 2.0 |  Реклама на портале
Контакты  |  Статистика  |  Обратная связь
Поиск по сайту: Расширенный поиск по сайту
Регистрация на сайте
Авторизация

 
 
 
   Чужой компьютер
  • Напомнить пароль?


    Навигация


    Важные темы

    Бытует популярная шутка, что, если китайцы находят на Западе что-то передовое и полезное, они очень


    Все мы верим в приметы. Если дорогу перебежит чёрная кошка – не к добру. Вернуться, уже выйдя из


    Порой бывает так, что, только закончив один акт политической пьесы действующие лица с не меньшим


    Алиев не просто всё понимает — он действует осознанно и по плану. Они с Эрдоганом давно пришли к


    Рассчитывали противники Трампа, собственно, вот на что: путём кажущихся немыслимыми,


    Реклама






    Добавить новость в:




    » Самый сербский Патриарх

    | 21 январь 2015 | Общество |
    Самый сербский Патриарх

    Он родился в 1914 году на праздник Усекновения главы Иоанна Крестителя неподалёку от Доньи-Михольяц в Славонии, что на востоке современной Хорватии (а тогда – Австро-Венгрии) в крестьянской семье. Закончил гимназию в Боснии, а в Белграде – Богословский факультет Духовной академии. Автор нескольких книг. Более двадцати лет в «Вестнике Сербской Православной Церкви» печатались его исследования по литургике. В 1990 - 2009 годах – Патриарх Сербский. Но всё это было потом.

     

    Гойко Стойчевич рано остался сиротой. Его папа Стефан, как это было распространено на Балканах начала века, поехал работать в США, откуда вместо благосостояния привёз туберкулёз и желание умереть дома... Что и случилось, когда Гойко было всего три года, а его младший брат и вовсе был новорожденным. Мама Анна – крепкая, и в то же время – нежная, хорватка, снова вышла замуж и умерла сразу после родов. Гойко с братом остались на попечении тётки. Была ещё бабушка – но на то она и бабушка, чтобы более самой нуждаться в опеке, чем оказывать её малышам. Эта тётка – замена не только матери, но и отца – навсегда останется в памяти Гойко первым примером ничем не замутнённой, безусловной, божественной любви. И это о ней будущий Павел сердечно скажет: «Я помню её безграничную любовь, думаю, что когда умру, первой встречу её, а потом остальных».

    Но это потом, спустя много лет, а пока Гойко был очень слабым, больным ребёнком, которого решено было не гонять в поля и на скотный двор, ибо толку там от него никакого. Решено было просто послать его обучаться. Он вообще-то был склонен, скорее, к наукам техническим, по Катехизису имел низкую оценку. Но именно теткой он был направлен на изучение богословия.

    Начальную школу Гойко закончил в родной деревне. Чтобы учиться в средней школе, ему понадобилось переехать в Тузлу, что в Боснии и Герцеговине.

    Вскормленный своим сиротством, безграничностью теткиной любви, балканской природой, юный Гойко имел не много путей для развития, однако все они были чисты, просты и определённы. Обычно юная душа в таком положении стремится либо ожесточиться из чувства самозащиты, либо идти от обратного, стараясь уменьшить боль в этом мире, и без того исполненном горечи... Помогать, наставлять, направлять, лечить, исцелять – тело и душу. Быть доктором, учителем, священником, волонтёром…

     

    Его слова: «Когда растешь без родителей, чувство Отца Небесного переживается намного сильнее». Вот он – опыт безусловной и безграничной любви через простое, живое, крестьянское, искреннее православие.

    «Тётка нас любила, но за наши провинности мы знали и палку. Хотелось бы заметить, что сегодняшняя система воспитания больна, неправильна, дети буквально оказываются в панцире родительской любви и заботы, не могут нормально развиваться. Убивается всякая инициатива, мальчики вырастают с психологией плюща, вместо того чтобы стать опорой для семьи, остаются своевольными и капризными, ожидая, что им будут угождать».

    Молодой Гойко накануне Второй мировой войны начинает заниматься общественной работой, становится секретарём министра церковных дел Воислава Янича, учится на медика, а в 1940 году в этом качестве вступает в армию в Зажичаре. После изучает богословие в Белграде. В самом начале пути, были у будущего Патриарха и сомнения по поводу правильности его выбора:

    «Тогда, на третьем курсе Академии, я подумал: "Если Бог наперед знает, что я буду убийцей, смогу ли я изменить свой путь? Если могу, Его знание – ничто, а если не могу, где же тут свобода?". Долго я мучился этим вопросом, не находя ответа. Довериться кому-то из друзей я не мог, их не интересовали подобные проблемы; спросить у преподавателя нельзя, вдруг скажут: "Он еретик" – кто знает? В этом возрасте всякое приходит в голову, долго я носил этот вопрос в душе, пока не нашёл ответ у Блаженного Августина, который объясняет его понятием времени».

    «Время, говорит он, есть некая непрерывность, имеющая прошлое, настоящее и будущее, – продолжал Патриарх Павел. – Прошлое было – его нет; будущее будет – его нет; а что есть? Есть настоящее, но и его почти нет, оно – точка соприкосновения прошлого и будущего, в которой будущее непрестанно уходит в прошлое. Время существует лишь для тварных существ, материи, Вселенной, и в особенности для нас, людей. Мы живём и познаём в категориях пространства и чисел. Для Бога их не существует. Для Него нет ни прошлого, ни будущего, но только вечное настоящее; потому, когда мы говорим о будущем, это будущее наше, а не Его. И это стало для меня решением проблемы, если бы этого не произошло, с богословием было бы покончено».

    Всё, чем он занимался, можно обозначить одним словом – служение. Потому-то, вернувшись в Белград во время войны, двадцатисемилетний Гойко руководит расчистками руин, коих необычайно много в ходе бомбёжек города. Его вера – такого изначально физически немощного, деревенского сироты – была верой действия. А только такая в век технологий, войны и массовой торговли способна вести за собой не просто горстку людей (что, между прочим, тоже немало), а целые народы, расы.

    Позиция сербов всегда однозначна. Они настолько не терпят неясностей, что это порой выглядит косностью. Консенсусы, толерантность, сомнения – всё это не для них. Не для этих мест и не для этих людей. Но именно эта прямолинейность рождает силу, приверженность традициям, не соглашательство, а устойчивость принципов, те самые «да-да» «нет-нет», завещанные в Писании.

    На Балканах традиции, принципы, семья, дом, Родина, Бог – это и есть повседневность. Потому и история из сербов никуда не уходила, потому что сербы не уходили из неё. Они в ней живут. И Павел – воплощение всего сербского.

    Сербы – парни наверняка. Не меняющие друзей, веры и предпочтений по щелчку недовольных соседей или врагов. Делящих еду и кров с бедными, отстаивающих дом, жизнь, веру, отказывающих себе во многом ради других. Для таких, как они, в этой жизни всегда есть нечто большее, чем просто сытость и сиюминутные всплески счастья. Гойко Стойчевич – до чего же в жизни все неслучайно – настоящий стоик веры, подлинный певец божественной любви, не на словах её поющий, а на повседневном деле показывающий.

    У него и вправду было слабое здоровье. Это привело его в Троицкий монастырь на Овчаре, где он пережил времена болгарской оккупации. Он работал учителем для детей таких же, как он, беженцев в Бане-Ковиляче. В 1943 г. у него обнаружили туберкулёз, и тогда он отправился в монастырь Вуян в селе Прислоница, где неожиданно исцелился. Через год он решил стать послушником. На Благовещение в 1948 году Гойко принял монашеский постриг, а вскоре был хиротонисан во иеродиакона. Тогда же Гойко становится Павлом. В переводе с латыни «Павел» означает «малый». И это тоже кажется не случайным: всю свою жизнь он сознательно умаляет в себе недостойное, умаляет самое себя в пользу других, он, словно Франциск Ассизский, «самый малый из всех». Столько в этом щемящей чистой сердечности, искренности и человеколюбия. Сколько в этом сербской категоричности – «всё или ничего».

    …А потом он учился, стал аспирантом в Афинах, позже став доктором богословия. Это там о нём скажут в запросе о Павле сербским коллегам: «Если бы наша Греческая Церковь имела хотя бы пять таких священников, как ваш Павел, то не боялась бы за своё будущее, но была бы самой сильной Церковью в мире».

    В 1957 года, Святейший Синод Сербской Православной Церкви избрал Павла епископом Рашко-Призренским.

    В бытность епископом Павел инициировал строительство новых храмов и восстановление существующих православных святынь Косово и Метохии. Как епископ Рашко-Призренский, выступал в ООН по вопросу межэтнических отношений в Косово и Метохии, где тогда крайне остро стояла эта проблема.

    Многочисленные биографии и свидетельства утверждают о повседневной борьбе сербов Косово и Метохии за свои национальные права. Павел пишет к властям Церкви и государства, призывая их посетить отдалённые церкви и монастыри края, выработать политику, которая смогла бы предотвратить конфликт.

     

    О том, что он лично получает угрозы со стороны албанцев, Павел не распространялся.

     

    Заботился о Призренской семинарии, где иногда проводил лекции по церковному пению и славянскому языку. В качестве «миссионера» много и далеко путешествовал. Связывал воедино разрозненные представительства Православной церкви по всему свету. Главное: уже будучи епископом, отказался от помощников, ассистентов, секретарей и личного автомобиля. Передвигался либо пешком, либо на общественном транспорте. Его фраза: «Если архиереи, зная заповедь Спасителя о нестяжательстве, имеют такие машины, то какие же машины у них были бы, если бы этой заповеди не было?» – облетела все СМИ.

    В ноябре 1990 года решением Священного Архиерейского Собора Сербской Церкви, митрополит Павел был избран предстоятелем Церкви. В этом качестве Патриархом Павлом были открыты и восстановлены епархии и семинарии в Цетине и Крагуеваце и Духовная Академия святого Василия Острожского в Фоче. Также была создана информационная служба Сербской Православной Церкви.

    И здесь Патриарх пренебрегал машинами, комфортом и прочими благами повседневности. Но вера его оставалась живой и подлинной… Его слова: «Вот, помню, как-то шел пешком в монастырь; дорога долгая, дождь льёт, зонта нет, под ногами глина мокрая, липкая, едва удаётся ноги передвигать. Думаю: «Господи, почему же так? Я ведь не в кабак иду, что же происходит?». А потом говорю себе: «А где же моя выдержка, стремление? Всё устраивается, если умеешь терпеть и доверяешь Богу».

    Все белградцы знали, что могут запросто увидеть своего Патриарха, идущего по городу в стоптанных башмаках. Едущего в трамвае, остановившегося послушать обратившегося к нему прохожего. На таких столпах скромности и держится величие веры.

    Он питался аскетически мало, спал по три часа в сутки, сам чинил своё облачение, обувь и помогал в этом другим. Свою обувь отдал охраннику в церкви, а себе подобрал пару с помойки… Действительно «малый».

    «Павел – миротворец» – отлично вписывается в идею всей его жизни. Снова – как и положено настоящему бескомпромиссному верующему, не столько словом, сколько делом, Патриарх Павел доказывал, что не война, а любовь способны изменить мир. Во время гражданской войны в Югославии Павел посещал Хорватию и Боснию, участвовал в мирном процессе, призывая воюющие стороны к урегулированию конфликта. В 1991 году митрополит Загребский и Люблянский Йован организовывал встречи Патриарха Павла и католического кардинала Франьо Кухарича.

    В 2007 г. патриарх тяжело заболел. Когда в 2008 г. он попросил об отставке, его… не отпустили. В период болезни предстоятеля Сербской церкви его функции исполнял Священный синод, в главе которого стоит митрополит Черногорско-Приморский Амфилохий.

    Когда после продолжительной болезни Патриарх Павел скончался в 10.45 утра 15 ноября 2009 года, доступ к его гробу был открыт круглосуточно. Поскольку очередь к гробу не иссякала день и ночь, вплоть до утра 19 ноября, в стране был объявлен трёхдневный траур. День похорон был объявлен в стране нерабочим днём.

    …Белград – это шумный, честный, яркий, страстный город. Тут и там раздаются грохочущие звуки фанфар, маршей. И сквозь них всегда слышны церковные песнопения из храмов.

    Сегодня вокруг церкви Святого Саввы, где 5 лет назад отпевали Патриарха Павла, бьют фонтаны, мальчишки целыми днями велосипедами рассекают пространство, молодожёны венчаются в храме, крестят младенцев. Несмотря на войны, бомбардировки, санкции и эмбарго, Сербия продолжает жить. Во многом благодаря своей исконной, чистой православной вере.


    Добавить новость в:





    Ключевые теги: Сербия

    Комментарии (0) | Распечатать | | Жалоба

    Источник: http://www.stoletie.ru/sozidateli/samyj_serbskij_patriarkh_881.htm

    Голосовало: 0  


    Или через КИВИ кошелёк

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

     

    » Добавление комментария
    Ваше Имя:
    Ваш E-Mail:
    Код:
    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
    Введите код:

     


    На портале



    Наш опрос
    Считаете ли вы, что России необходимо нанести превентивный удар по предполагаемому агрессору в случае прямой угрозы её суверенитету?




    Показать все опросы

    Облако тегов
    Австралия Австрия Азербайджан Аргентина Армения Афганистан Африка БРИКС Балканы Белоруссия Ближний Восток Болгария Бразилия Британия Ватикан Венгрия Венесуэла Германия Греция Грузия ЕАЭС Евросоюз Египет Израиль Индия Ирак Иран Испания Италия Казахстан Канада Киргизия Китай Корея Латинская Америка Ливия Мексика Молдавия НАТО Новороссия Норвегия ООН Пакистан Польша Прибалтика Приднестровье Румыния СССР США Саудовская Аравия Сербия Сирия Турция Узбекистан Украина Финляндия Франция Чехия Швеция Япония

    Реклама



    Фито Центр











    Популярные статьи

    Главная страница  |  Регистрация  |  Добавить новость  |  Новое на сайте  |  Статистика  |  Обратная связь
    COPYRIGHT © 2014-2020 Politinform.SU Аналитика Факты Комментарии © 2020