Подписаться RSS 2.0 |  Реклама на портале
Контакты  |  Статистика  |  Обратная связь
Поиск по сайту: Расширенный поиск по сайту
Регистрация на сайте
Авторизация

 
 
 
   Чужой компьютер
  • Напомнить пароль?


    Навигация


    Важные темы

    Нефть, газ, автомобили, компьютеры — это всё важно и нужно, экономика основа всего. Военные


    Игра партии демократов перешла в стадию политической ликвидации главного конкурента Джо Байдена —


    К концу 1998 года США были единственной сверхдержавой в мире. Помимо масштабных, самых мощных в


    Тайвань был в составе Китая во времена господства маньчжурской династии Цин, а после её изгнания в


    Вообще ситуация бредовейшая. Но факт: Турбина переплюнула старушку Нэнси Пелоси, устроившую


    Реклама






    Добавить новость в:




    » Проблемное наследство саудовского короля

    | 24 январь 2015 | Аналитика |

    Новый король Саудовской Аравии Салман ибн Абд аль-Азиз аль-СаудКороль Саудовской Аравии Абдулла бен Абдель Азиз аль-Сауд ушел из жизни. Его брату и преемнику, 79-летнему Салману ибн Абд аль-Азиз аль-Сауду досталось проблемное наследство и тяжкая задача — реформировать королевство. Два главных принципа династии — тесные связи с США и откровенная враждебность к России останутся без изменений. Что касается остального, то возможны варианты. Династических интриг не предвидится. Законы престолонаследия этой династии предусматривают передачу власти в первую очередь от брата к брату, а только затем — в борьбу старшие внуки ибн Сауда. Уже объявлено, что наследником Салмана назначен 69-летний Мукрин бин Абдель Азиз, самый «молодой» из ныне живущих сыновей основателя династии.

    Абдель Азиз ибн Абдурахман ибн Сауд, основатель и первый король Саудовской Аравии, знавший и Лоуренса Аравийского, и Франклина Делано Рузвельта, был любвеобилен и широк сердцем. 19 официальных жен, не считая «временных», 45 законных сыновей и 21 дочь, от пяти до семи тысяч принцев-эмиров: точное количество членов семьи Саудов затрудняется назвать даже специальный комитет по определению наследников. В иных условиях — благодатная почва для династических конфликтов. Но не в этот раз и не в нынешней ситуации. Династия не позволит никому из своих членов «раскачивать лодку». Даже «сомнительное» происхождение принца Мукрина (его мать из Йемена, что в глазах остальных родственников делает его фигуру недостаточно легитимной) не сможет стать сколько-нибудь весомым козырем династической интриги. Главная задача династии — выживание, поскольку «счастливую Аравию» трясет изнутри. Кризис своим масштабом схож с событиями 1978 — 1979 гг., когда правящий дом от краха «спас» только ввод советских войск в Афганистан, отвлекший противников королевской семьи на нового врага.

    Главные действующие фигуры династии и новый король понимают, что стране нужны реформы. Однако они также понимают, что им предстоит пройти «по лезвию клинка»: между угрозой «цветной революции», которой вполне могут помочь американские демократы, и натиском исламистов нового «Халифата», считающих, что династия «продалась неверным». Страхуясь от попыток «демократизации» со стороны Белого дома, еще весной прошлого года, в аккурат во время визита в Эр-Рияд Обамы, король Абдалла и его ближайшие помощники сумели преодолеть основной источник конфликтов внутри династии — противостояние между кланами Судайри (нынешний король Салман) и Шаммар (нынешний наследник принц Мукрин). Подписание указа о престолонаследнике и следующим за ним кандидате во время пребывания в Саудовской Аравии американского президента было демонстрацией демократам из Белого дома, с которыми у саудитов откровенно «не сложилось», внутренней сплоченности правящего дома. И откровенным намеком на бесплодность попыток «поиграть» извне в династическую интригу.

    В итоге, перед внешними и внутренними угрозами королевская семья, пусть и на время, но сумела сплотиться, поняв, что без этой сплоченности им просто не удержать власть. Династия откровенно подрастеряла влияние в исламском мире, соседи-конкуренты, другие монархии Залива, уже не скрываясь оспаривают лидерство саудитов в ССАГПЗ и предлагают Вашингтону себя в качестве новых стратегических партнеров в регионе. Вдобавок, внутри королевства социальная напряженность подошла к критической отметке. Именно ликвидация этой напряженности путем реформ, т. е. внутриполитическая повестка, станет главным делом для нового короля Саудовской Аравии. Стоящие перед ним задачи сложны и масштабны.

    До недавнего времени социальная политика династии сводилась к трем пунктам: прямой раздаче денег, созданию рабочих мест в уже и так предельно раздутом государственном секторе (только в МВД начали создавать еще 60 тысяч вакансий для «местных») и повышении размеров «макрамата» — социальных пособий для коренного населения. На краткосрочную перспективу вполне могло сойти, во всяком случае, «арабскую весну» королевство пережило относительно безболезненно. Но в перспективе среднесрочной, когда стремящиеся к трудоустройству, более высокому социальному и материальному положению массы коренного населения демографически прирастают, заливать тлеющий пожар нефтедолларами уже не получается. Эта самая демография является одной из главных причин внутренних проблем. Если в 1950 г. на Аравийском полуострове жили 8 млн человек, то к 2007 г. эта цифра достигла 58 млн, а самые осторожные прогнозы на 2030 г. предполагают увеличение населения до 75 млн. По состоянию на 2008 г. примерно 70% населения королевства — люди моложе 30 лет; примерно треть из них младше 15 лет. Сегодня реальная безработица превышает 15%, а среди лиц в возрасте от 16 до 24 лет она составляет 35%, хотя официальная статистика существенно и занижает эти цифры.

    А куда трудоустраивать эту молодежь? Приток иностранных трудовых мигрантов с середины 1970-х гг. прошлого века привел к тому, что им удалось занять большинство мест в сфере образования, здравоохранения, инженерно-технологическом и финансовом консалтинге, инжиниринге, менеджменте, организации производства, индустрии информационных технологий, военно-технической сфере. «Местных» эти сферы раньше не привлекали в силу их низкой квалификации, недостаточного образовательного уровня, да и просто в силу патриархального менталитета. Теперь ситуация изменилась и «местные» все активнее стали требовать от правительства рабочих мест. В качестве одного из вариантов решения этой проблемы власти начали программу «саудизации» — ограничения количества иностранных рабочих и специалистов, число которых в королевстве составляет сегодня примерно девять миллионов человек (при том, что «коренное население» — 26 млн). Однако результаты получились более чем скромные: к осени 2014 г. из страны выдворили лишь 262 тыс. человек, около миллиона мигрантов покинули страну добровольно, и еще около 700 тыс. ожидают своей очереди.

    Как выяснилось, «местные» отнюдь не кинулись занимать освободившиеся рабочие места. Некоторые школы закрыты в связи с отсутствием опекунов и преподавателей. В городах растут проблемы с вывозкой мусора, общественным транспортом и очисткой канализации. Опустели строительные площадки, сложно найти водителей и домашнюю прислугу. И на этом фоне расцветает черный рынок разрешений на работу и официальных справок. Молодежь, возлагавшая надежду на модернизацию, разочарована. Чувствуя себя обездоленной и лишенной перспектив, эта часть населения представляет собой готовую социальную базу для протестных выступлений, и не важно под чьими знаменами, «исламистов» или «оранжистов» — лишь бы добиться перемен. Недовольны средний класс и национальная буржуазия. Правящая элита арабских стран Персидского залива — это тесный и замкнутый круг близких и дальних родственников. В этот круг попасть со стороны практически невозможно. Никаких социальных лифтов здесь не предусмотрено. Именно этот круг и получает львиную долю нефтедолларов.

    А вот то, как он их потребляет — составляет одну из причин социального протеста, в котором причудливо сплетается недовольство и «ревнителей традиций», и «новых арабов» из числа буржуазии и среднего класса. Скупка саудовскими принцами Merrill Lynch, Morgan, Citibank, части Apple порождает злобу местного бизнеса, ибо все бонусы от этих приобретений проходят мимо него. Местная буржуазия говорит о дикой коррупции династии: на деле это означает требование допустить ее к распределению нефтедолларов и управление королевством. «Традиционалисты» же усматривают в поведении династии потворство тем, кто покушается на «духовные и нравственные основы» ислама в его принятой в королевстве ваххабитской трактовке. В определенной мере они правы: впитав в себя западную модель потребления и образа жизни, буржуазия и саудовский средний класс, все более критически относятся к «устоям» и требует от власти их реформирования.

    При Абдалле династия на серьезные реформы не решилась: требования масс о разделе кресла монарха и премьер-министра, введении конституции, широкой выборности на всех уровнях остались без ответа. А частичное разрешение женщинам управлять автомобилем, обставленное огромным количеством оговорок, перенос выходного дня с четверга на субботу, разрешение не закрывать магазины на пятикратную молитву и прочие косметические реформы вряд ли снимут нарастающий протест.

    Теперь этим придется заниматься новому королю Салману. Вопреки апокалиптическим прогнозам о надвигающемся распаде страны и крахе дома аль-Саудов, у династии вполне хватает внутренних резервов и политической воли как для поддержания стабильности, так и для проведения реформ. Даже опасность протестного движения шиитов в королевстве явно преувеличена, как преувеличено и влияние на этот протест Тегерана. Основными требованиями протестующих шиитов является сегодня не создание исламской республики по иранскому образцу, а предоставление им равных прав с суннитами, отмена дискриминационных ограничений и конституционные реформы. Между шиитами и суннитами в королевстве мало того, что нет антагонистических противоречий, но присутствует и общая опасность — вероятность протестных выступлений иностранных рабочих. Стремление перевести социальный конфликт в плоскость шиитско-суннитского противостояния было грубой ошибкой той же саудовской династии, которую король намерен исправить.

    Новый саудовский монарх, а вместе с ним и наиболее влиятельные члены правящего дома, настроены на проведение реформ в экономике и обществе. Им хватает для этого воли, административного и финансового ресурса. В этом их, безусловно, поддержит та часть западного истеблишмента, которая заинтересована в Эр-Рияде как стратегическом партнере и связана с ним тысячами невидимых финансовых и политических нитей. Впрочем, внешнеполитический курс нового короля — это уже отдельная тема.

    Игорь Панкратенко 



    Комментарии (0) | Распечатать | | Жалоба

    Источник: http://www.regnum.ru/news/polit/1887660.html

    Голосовало: 0  


    Или через КИВИ кошелёк

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

     

    » Добавление комментария
    Ваше Имя:
    Ваш E-Mail:
    Код:
    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
    Введите код:

     


    На портале



    Наш опрос
    Как вы относитесь к Юго-Востоку?




    Показать все опросы

    Облако тегов
    Австралия Австрия Азербайджан Аргентина Армения Афганистан Африка БРИКС Балканы Белоруссия Ближний Восток Болгария Бразилия Британия Ватикан Венгрия Венесуэла Германия Греция Грузия ЕАЭС Евросоюз Египет Израиль Индия Ирак Иран Испания Италия Казахстан Канада Киргизия Китай Корея Латинская Америка Ливия Мексика Молдавия НАТО Новороссия Норвегия ООН Пакистан Польша Прибалтика Приднестровье Румыния СССР США Саудовская Аравия Сербия Сирия Турция Узбекистан Украина Финляндия Франция Чехия Швеция Япония

    Реклама



    Фито Центр











    Популярные статьи

    Главная страница  |  Регистрация  |  Добавить новость  |  Новое на сайте  |  Статистика  |  Обратная связь
    COPYRIGHT © 2014-2021 Politinform.SU Аналитика Факты Комментарии © 2021