Подписаться RSS 2.0 |  Реклама на портале
Контакты  |  Статистика  |  Обратная связь
Поиск по сайту: Расширенный поиск по сайту
Регистрация на сайте
Авторизация

 
 
 
   Чужой компьютер
  • Напомнить пароль?


    Навигация


    Важные темы

    Поскольку серия эта о Власти, то писать об обстоятельствах дела я точно не буду, да и не очень то


    Наблюдая за сегодняшними США, сложно не отметить параллели между тем, что происходит в Вашингтоне


    Редкий случай: два военных флота, американский и китайский, проводят маневры в Южно-Китайском море


    Америка долгое время жила с убеждением, что она вышла из Холодной войны заслуженным победителем.


    К свободе принуждают сильнее, чем прежде принуждали к рабству. Но то рабство было внешним и потому


    Реклама






    Добавить новость в:




    » Берлинские «шутки» Сталина, Жукова и Конева

    | 17 апрель 2015 | Великая Победа |
    Начавшееся 70 лет назад, 16 апреля 1945 года наступление Красной Армии на Берлин предварялось «розыгрышем», первоапрельской «шуткой», автором которой был Иосиф Сталин. Объектом его «юмора» стали политические и военные руководители США и Великобритании

    А призом в этой проделке был Берлин...

    Сталин не без оснований опасался того, что западные союзники, которым немецкие войска в тот период оказывали весьма слабое, зачастую символическое сопротивление, окажутся в Берлине раньше, чем Красная Армия. 27 марта 1945 года корреспондент агентства Рейтер при 21-й армейской группе Кэмпбелл сообщал о наступлении англо-американских войск: «Не встречая на своем пути сопротивления, они устремляются к сердцу Германии». В середине апреля 1945 года американский радиообозреватель Джон Гровер констатировал: «Западный фронт фактически уже не существует». Однако советский руководитель позаботился о том, чтобы ни в коем случае союзники не опередили Красную Армию.

    1 апреля 1945 года в личной и совершенно секретной телеграмме он сообщал Дуайту Эйзенхауэру, командовавшему войсками союзников в Европе, что «Берлин потерял свое прежнее стратегическое значение, поэтому советское Главнокомандование думает выделить в сторону Берлина второстепенные силы».

    Одобрив предложенный до того американцами план соединения советских и союзнических войск в районе Вена – Линц – Регенсбург, глава советского правительства сообщал, что «начало главного удара советских войск, приблизительно – вторая половина мая».

    В ночь на 2 апреля Сталин подписал директиву о начале подготовки Берлинской операции. 16 апреля, в день начала наступления на столицу гитлеровской Германии, в котором участвовали 2,5 миллиона солдат и офицеров, имевших 41600 орудий и минометов, 6250 танков и САУ, 7500 самолетов, выяснилось, что на самом деле следует понимать под «второй половиной мая» и «второстепенными силами». Первое апреля, ничего не поделаешь.

    Надо отдать должное британскому премьер-министру Уинстону Черчиллю. В отличие от американского руководства, которое восприняло сообщение Сталина о его «планах» всерьез, хитроумный британец всячески настаивал на скорейшем захвате Берлина англо-американскими войсками.

    Настаивал до тех пор, пока войска Жукова и Конева не ворвались в столицу рейха…  Старый прохиндей слишком часто в своей политической карьере обманывал других (и отнюдь не только 1 апреля), чтобы поверить Сталину. Но расстроить сталинские планы Черчилль так и не сумел…

    Советскому командованию, и, прежде всего маршалу Георгию Жукову, часто ставят в вину то, что Берлинская операция якобы свелась исключительно к наступлению «в лоб», к гонке – «кто быстрее ворвется в Берлин». Бесчисленные «критики» Маршала Победы обычно даже не подозревают о том, что в ходе Берлинской операции советские войска блестящим маневром сумели отсечь от Берлина и окружить основные силы противостоящей им 9-й немецкой армии.

    Кто из обличителей Жукова знает о том, как под Берлином была окружена почти 200-тысячная группировка немецких войск? В советских документах она обычно называлась франкфуртско-губенской, по имени рубежа обороны на Одере. В западной литературе эту окруженную группировку обычно связываются с названием деревни Хальбе, ставшей местом ожесточенных боев. Большинство опытного личного состава немецких танковых и пехотных дивизий так и не дошло до германской столицы, которую обороняли в значительной степени фольксштурм, полиция, эсэсовцы, пожарные. «Матерые» немецкие фронтовики в большинстве своем были окружены и умирали под огнем советской артиллерии и авиаударами в котлах под Берлином. И в этом заслуга командующих войсками 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов маршалов Жукова и Конева. Они предпочли уничтожать противника в котлах, искусно созданных вне Берлина.

    Обратимся к воспоминаниям очевидца – Константина Симонова, который описал то, что он видел под Берлином в книге «Разные дни войны»: «Немного не доехав до большого берлинского кольца, увидели на автостраде и вокруг нее страшное зрелище. В этом месте по обе стороны автострады густой лес и через него поперечная просека, которой и в ту и в другую стороны не видно конца. Вот по этой-то просеке, используя ее как лесную дорогу, и пытались прорваться через автостраду немецкие войска, уже во время штурма Берлина все еще стоявшие на Одере. То пересечение просеки с автострадой, к которому мы подъехали, стало сегодня под утро местом их окончательной гибели. Картина такая: впереди Берлин, справа просека, сплошь забитая чем-то совершенно невероятным – нагромождение танков, легковых машин, броневиков, грузовиков, специальных машин, санитарных автобусов. Все это буквально налезшее друг на друга, перевернутое, вздыбленное, опрокинутое и, очевидно, в попытках развернуться и спастись искрошившее вокруг себя сотни деревьев… Посредине дорога, широкая, асфальтовая, уже расчищенная для движения. На расстоянии в двести метров она избита, как громадной сыпью, большими и маленькими воронками, мимо которых зигзагами несутся к Берлину фронтовые машины. На асфальте пятна масла, бензина, крови. Слева от шоссе продолжается просека. Часть немецкой колонны, уже прорвавшейся через шоссе, была уничтожена там. Снова тянущееся в бесконечность месиво сожженных и разбитых, опрокинутых машин. Снова трупы и раненые. Все это произошло перед рассветом, каких-нибудь шесть часов назад. Как мне наспех объясняет какой-то офицер, вся эта огромная колонна была накрыта здесь огнем нескольких полков тяжелой артиллерии и нескольких полков «катюш», на всякий случай сосредоточенных поблизости и заранее пристрелянных по этой просеке, так как попытка прорыва немцев именно здесь считалась одним из наиболее реальных вариантов».

    Жуков вместе с Коневым добился того, что окруженные немецкие колонны гибли под массированным огнем тяжелой артиллерии и «катюш», страшным на открытом пространстве, вместо того, чтобы уничтожать советские танки и пехоту в очень тяжелых для наступающих уличных боях. «Может быть, у нас на этом не акцентировалось внимание, но битва за Берлин была одной из крупнейших операций на окружение, проведенных советскими войсками», – отметил военный историк Алексей Исаев. Можно, конечно, предположить, что советский писатель и российский историк преувеличивают успех, но западные историки полностью его подтверждают.

    Английский ученый Энтони Бивор в своей книге «Падение Берлина» пишет: «Южнее Берлина остатки немецкой 9-й армии готовились совершить последнюю попытку прорыва через советские заслоны... В лесах вокруг Хальбе творился невообразимый хаос, в котором все действия немецких частей определялись интенсивностью огня советской артиллерии и авиации». Немецкие историки пишут то же самое. Например, Курт Типпельскирх в «Истории Второй мировой войны» отмечает: «Стянутые в город остатки 9-й армии, охранные подразделения, фольксштурм, партийные активисты, члены организации «гитлерюгенд» были распределены по участкам и пережили самое страшное сражение из всех, пробушевавших в эту войну над городами с миллионным населением».

    В Берлин сумели отойти лишь «остатки» 9-й армии. Основные ее силы погибали в котлах. Если бы Жуков и Конев позволили не «остаткам», а основным силам 9-й армии отойти в Берлин, побоище за немецкую столицу продолжалось бы намного дольше и стоило бы Красной Армии гораздо большей крови. Дивизии немецких фронтовиков – сила куда более грозная, чем идейные партийцы, мальчишки и старики-фольксштурмисты. Но большинство матерых немецких бойцов не смогли отступить в Берлин,  Войска Жукова и Конева этого не допустили…



    Комментарии (0) | Распечатать | | Жалоба

    Источник: http://vpk-news.ru/articles/24856

    Голосовало: 1  


    Или через КИВИ кошелёк

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

     

    » Добавление комментария
    Ваше Имя:
    Ваш E-Mail:
    Код:
    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
    Введите код:

     


    На портале



    Наш опрос
    Считаете ли вы, что России необходимо нанести превентивный удар по предполагаемому агрессору в случае прямой угрозы её суверенитету?




    Показать все опросы

    Облако тегов
    Австралия Австрия Азербайджан Аргентина Армения Афганистан Африка БРИКС Балканы Белоруссия Ближний Восток Болгария Бразилия Британия Ватикан Венгрия Венесуэла Германия Греция Грузия ЕАЭС Евросоюз Египет Израиль Индия Ирак Иран Испания Италия Казахстан Канада Киргизия Китай Корея Латинская Америка Ливия Мексика Молдавия НАТО Новороссия Норвегия ООН Пакистан Польша Прибалтика Приднестровье Румыния СССР США Саудовская Аравия Сербия Сирия Турция Узбекистан Украина Финляндия Франция Чехия Швеция Япония

    Реклама



    Фито Центр











    Популярные статьи

    Главная страница  |  Регистрация  |  Добавить новость  |  Новое на сайте  |  Статистика  |  Обратная связь
    COPYRIGHT © 2014-2020 Politinform.SU Аналитика Факты Комментарии © 2019