Подписаться RSS 2.0 |  Реклама на портале
Контакты  |  Статистика  |  Обратная связь
Поиск по сайту: Расширенный поиск по сайту
Регистрация на сайте
Авторизация

 
 
 
   Чужой компьютер
  • Напомнить пароль?


    Навигация


    Важные темы

    В мировой геополитике завершается эпоха противоречия и балансирования двух принципов: права наций


    Дональд Трамп пришел к власти с идеями репатриации в США промышленных мощностей, раскиданных по


    Отношения США с Турцией были омрачены еще на закате второго срока Барака Обамы, когда начались


    новая администрация США, в числе одного из первых шагов своей внешней политики, объявила о


    Америки больше не существует. Существует географическое образование с различными народами и


    Реклама






    Добавить новость в:




    » Смерть как ошибка, и Бог ее исправит

    | 6 июль 2015 | Общество |
    Игорь Бекшаев

    В основе того, что принято назвать духовным поиском как всего человечества, так и каждой отдельной личности, лежит вовсе не желание преклониться перед «высшей силой», а человеческое ощущение нелогичности происходящего и требование к самому себе найти ответ. Вопрос же, требующий ответа очень «прост» — смерть. А в более широком смысле — зло. Как нечто противопоставленное тому, что понятно без слов и должно быть очевидным и даже никак не выделяться — Жизни.

    Бытование зла пугающе, но это не всегда чувственный испуг. Обманывают себя те, кто объясняют смерть гармонией природы. Гармония это согласие, природа же это не безликое нечто, а каждый конкретный живой индивид, но ничто живое со смертью не согласно. Гармония это только жизнь. И испуг перед смертью не только, как говорят, животный, чувственный, но и онтологический, умный. Смерть непонятна, и непонятностью, нелогичностью пугает, потому как что есть такое «животные чувства» как не живая реакция, предшествующая осознанию разумом. Да разум и ничего не прибавляет основательного чувствам, происхождение которых привязано к единой для всех интуиции жизни, и лишь делает ее, эту интуицию, дискретной, то есть адаптированной для мышления и способной к осмыслению и объяснению. Логика есть инструмент сознания, фрагментирующий общую для всего мироздания интуицию, позволяющий познавать ее постепенно, шаг за шагом и фиксировать приобретенные знания, назначая им статус «законов».

    Так вот логика, признавая смерть как факт, никак, между тем, не находит ей основания в общей интуиции жизни, видя что она опознается там как очевидный сбой, как ошибка. А всякая ошибка требует исправления. «Духовный поиск», таким образом, это работа ума и чувств над поиском и исправлением онтологической ошибки. Люди почти не отдают себе отчета в том, что в основе всей их умственной деятельности и всех научных, в том числе, теорий, лежит всего одна единственная. Можно назвать ее «теорией правильности». Что заставляет человека делать верные выводы и соглашаться с чужими аргументами, содержащими верный вывод? Почему человек вообще способен сделать вывод о правильности или неправильности того или иного умозаключения? Потому что он образованный? Или учитель у него авторитетный и у него голос настолько внушительный, и оттого убедительный, что не поверить ему никак нельзя?

    Законы природы и, в том числе, законы мышления не изобретаются, а открываются и называются «естественными» и в отличие от законов социальных не являются предметом торга, о них не договариваются, их невозможно протолкнуть демагогией. Система фактов и аргументов позволяет сделать правильный вывод, но нет системы, определяющей право быть правым. Кроме разве что «убедительной», «бархатной» интонации в голосе, которой умащают уши профанов. Но профаны не в счет. «Правильно», «хорошо», «верно», «добро» — это и есть конечная инстанция, ею пронизана интуиция, что все происходящее — достоверно. Она же инстанция первая. Искомое качество всего сущего. Отсюда же понятно, что данное качество, выраженное столь разными словами, и есть основание мира.

    Мир — правильный, добрый, верный и хороший в своей основе, а не в выводе о его составе. То, что он добрый и правильный, позволяет выделить в нем недоброе и неправильное. Интуиция жизни, общая для всего мироздания, позволяет соглашаться или не соглашаться с составом окружающей действительности, выделяя неверные, неправильные, недобрые фрагменты, индексируя их как очевидные ошибки. Добро в конечном очищенном виде не есть предмет договора, а искомое качество содержания явления. Добра ищут так же, как ищут верного решения теоремы и между «верным», «правильным» и «добрым» нет никакой разницы. Слова, определяющие общую интуицию правильности, здесь лишь знаки отличия видов этого определения одного для всех качества в разных областях применения.

    «Духовный поиск» приводит рано или поздно к такому умозаключению, что добро и есть основание мира. Что основание его не «материя» или «дух», а качество всего этого. Но основание каким-то образом нарушено, и в функционировании мира там и сям выскакивают ошибки. Такие как зло, смерть, болезнь, даже неверное решение задачки из учебника. Ошибки маленькие, большие, поправимые и фатальные, их много, они лезут отовсюду. Мир полон ошибок при общей интуиции, что ошибок быть не должно. Что это просто неправильно. И также очевидно, что ошибки делают все: умные и глупые, развитые и неразвитые. Их делает, как говорят, и «сама природа», и она же «сама» на них учится. Накачанный образованием какой-нибудь доцент может быть злобным подлецом, а деревенский дурачок — добрейшим существом, но зло, какая-то ошибка, присутствует в каждом из них и производит разные последствия, мешающие их полноценной реализации.

    Духовный поиск человечества опознал зло как ошибку, выразил ее в разных культурах по разному и стал изобретать методы ее исправления. Сложность заключалась в том, что ошибка так густо замешана в основание мира, что выдрать ее одним разом не представляется возможным. Мир в том виде, как он существует, возник как непрестанное продирание сквозь череду ошибок и даже использование их, «эволюционирование» сквозь их преодоление. По примеру социального договора возникло даже что-то теории относительности добра, потому что добро в радикальном, бескомпромиссном выражении кажется совершенно невозможным. Крупнейшие духовные школы независимо друг от друга сошлись на том, что «уклонись от зла и сотвори благо» и есть «формула» исправления ошибки. До какой степени уклоняться от зла и творить благо — каждый определял по своему. Аскетические школы больше делали упор на «уклонении», в этом был свой резон. В буддизме, джайнизме, восточной христианской аскезе и прочих духовных школах, активная деятельность не поощрялась из-за опасности дальнейшего столкновения и взаимодействия со злом. Хранение себя от нежелательных действий и мыслей приобрело характер технического самосовершенствования.

    Но христианство Самим Основателем было заявлено как общество деятельного осуществления добра на земле. Как точка роста («семя горчичное»), с которой должно начаться обновление мира. И это соответствовало исконному ветхозаветному зову — начни с ближних. Здесь следует подчеркнуть — не с себя, а с ближних. По отношению к ближним меряется твое соответствие благой, доброй основе мироздания. А что соответственно, то и вечно живо. Христианство, условно говоря, установило границу этого соответствия, и усилило мотив призыва, который можно вместе описать следующим образом: живя, не мешай жить другим — минимум этого соответствия; живя помогай жить другим — его норма; и, наконец, быть готовым, если потребуется, отдать жизнь, чтобы спасти жизнь другого — подвиг, как сказал Христос, святость, божественная идентичность и сыновство.

    Единственный установленный Завет состоял, собственно, только в этом. Творение добра без оглядки на зло тоже в свою очередь может вызвать сильный перекос, которым особенно долгое время страдало западное христианство, обозвав «добром» все свое администрирование по миру. Но в целом общее следование интуиции добра (а не то, что добром называют церковные циркуляры), вычитание из него меркантильных, двусмысленных, лукавых — одним словом — злых мотивов и есть исполнение Завета со стороны человека. Та часть Завета, исполнение которой «возложено» Богом на Себя — жизнь. Она не является заслугой, а как естественный и неотъемлемый дар просит для себя лишь ее хранить. Таким образом Завет представляет из себя, условно говоря, «договор» следования общей интуиции мироздания. Со стороны человека — хранить себя от ошибок, стараться не допускать их, со стороны Бога — принимать всех, не признающих зло мировой неизбежностью, с которой можно тоже договориться.



    Комментарии (0) | Распечатать | | Жалоба

    Источник: http://regnum.ru/news/1939788.html

    Голосовало: 0  


    Или через КИВИ кошелёк

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

     

    » Добавление комментария
    Ваше Имя:
    Ваш E-Mail:
    Код:
    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
    Введите код:

     


    На портале



    Наш опрос
    Считаете ли вы, что России необходимо нанести превентивный удар по предполагаемому агрессору в случае прямой угрозы её суверенитету?




    Показать все опросы

    Облако тегов
    Австралия Австрия Азербайджан Аргентина Армения Афганистан Африка БРИКС Балканы Белоруссия Ближний Восток Болгария Бразилия Британия Ватикан Венгрия Венесуэла Германия Греция Грузия ЕАЭС Евросоюз Египет Израиль Индия Ирак Иран Испания Италия Казахстан Канада Киргизия Китай Корея Латинская Америка Ливия Мексика Молдавия НАТО Новороссия Норвегия ООН Пакистан Польша Прибалтика Приднестровье Румыния СССР США Саудовская Аравия Сербия Сирия Турция Узбекистан Украина Финляндия Франция Чехия Швеция Япония

    Реклама



    Фито Центр











    Популярные статьи

    Главная страница  |  Регистрация  |  Добавить новость  |  Новое на сайте  |  Статистика  |  Обратная связь
    COPYRIGHT © 2014-2020 Politinform.SU Аналитика Факты Комментарии © 2020