– Ядерная сделка с Ираном принесла достаточно серьезные экономические преференции странам Евросоюза – Южное нефтяное месторождение взялась разрабатывать Франция, немцы вошли с проектом строительства автомобильных заводов, ожидался большой заказ на «Эрбасы». Как вы думаете, куда сейчас повернется ситуация?

– Неизвестно, чем сердце успокоится. Германия имеет здесь завод по сборке Mercedes, причем эконом-класса. И она уже давно довольно серьезно взаимодействует с Ираном, даже во времена самых крутых санкций продолжала с ним работать. Сильнейшие позиции у Южной Кореи. У меня складывается впечатление, что американская администрация делает все, чтобы ослабить Европу. Санкции для иранцев болезненны, и они к этому очень напряженно относятся, но, как мне представляется, в большей степени схлопываются возможности европейские. Когда «Семерка» собиралась, Трамп, если переводить на дворовый язык, буквально сказал: «А что вы тут собрались? С вами обсуждать-то уже больше нечего, вы вассалы, и что мне вас слушать?». Не буду утверждать, чтобы он совсем уж по-хамски разговаривал, но смысл именно такой.

По иранской ядерной программе между США и Россией могут возникнуть некие факультативные соглашения

Да, иранцы, конечно, очень напряжены, встревожены, и они опасаются: вдруг и Россия кинет. Я считаю, их можно понять, хотя серьезных оснований для таких опасений не вижу. Да, американская сторона, конечно, будет соблазнять Путина какими-нибудь плюшками, связанными с Ираном, но репутационные потери да и экономические окажутся для России в таком случае весьма велики. Долгосрочная программа взаимодействия с Росатомом, а это очень серьезные дорогостоящие проекты, плюс уже освоенный рынок сбыта вооружений, расширяющиеся связи в других направлениях... Терять такие позиции Россия, конечно, не может.

Да и что реально стоят обещания США, способных на следующий день отменить все достигнутые договоренности?

– Какие перспективы у отношений Ирана и Сирии?

– Ключевой для иранцев вопрос – остаться в Сирии. Они очень этого хотят, им нужно, чтобы там были базы КСИР. Россия в этом не заинтересована, и здесь ее позиции совпадают с Израилем и США. Асада мало кто спрашивает, его возможности на сегодня крайне ограниченны. Но думаю, по этой сложной проблеме можно было бы договориться. Более того, я не исключаю, что по иранской ядерной программе между США и Россией могут возникнуть некие новые факультативные соглашения. В любом случае нужно время – сверхдержавы будут сверять часы, определять красные линии по разным фронтам, включая Сирию, Ближний и Средний Восток.

– Не складывается ли у вас ощущение, что Соединенные Штаты готовят для Ирана тот же самый сценарий, который когда-то разработали для Сирии? Восток страны – луры, луккилуйя, белуджи, пуштуны, афгани… К тому же там концентрируются сбежавшие из Сирии бандиты, с юго-запада – курды, серьезные дела происходят на севере в иранском Туркменистане. По сути есть основания для расчленения страны...

– Все возможно в этом мире бушующем, однако Иран – очень старая империя, и для него такой сценарий я считаю утопическим. Сирийская схема здесь не сработает.

– Насколько вероятна военная интервенция стран Персидского залива против Ирана?

Пентагон рассматривал возможность военной операции против Ирана, и выяснилось: нужен наземный контингент порядка 800 тысяч

– Это нереально. Иран пригрозил, что в случае любого проявления агрессии выход из Ормузского пролива будет закрыт. И тогда вся торговля нефтью накрывается медным тазом. Да и воевать – пупок у них развяжется, они с хоуситами в Йемене не могут справиться, а тут придется столкнуться с обретшей уже достаточно большой боевой опыт страной с 80-миллионным населением, причем куда более сложно устроенной, чем они сами, с более диверсифицированной, чем у них, экономикой. Иранцы, между прочим, на шестом месте в мире по нанотехнологиям. Пентагон в свое время рассматривал возможность военной операции против Ирана, и выяснилось: нужен наземный контингент порядка 800 тысяч, такого нет ни у кого. Некому воевать-то.

– Очевидно, Трамп будет настаивать, чтобы Россия включилась в экономические санкции против Ирана...

– Но опять же – а что взамен? Американцы ничего путного пообещать не могут. Плюс ко всему Россия не одна, придется договариваться с Китаем, Японией, Южной Кореей, которые потребляют иранскую нефть и совершенно не готовы от нее отказываться.

– Муссируются слухи, что США предложат России обменять Иран на Украину...

– Внутреннюю ситуацию на Украине Москва знает не хуже, чем американцы, и прекрасно представляет себе расклад. И единственное, на мой взгляд, что сейчас Россия может делать в этом отношении, – ждать. В данном случае нам торопиться некуда, мы уже потеряли то, что нам нельзя было терять. И сейчас важно не допустить дальнейшей дестабилизации.

– Последний вопрос, короткий: нападет ли Израиль на Иран?

– Я уверена в том, что ни Израиль на Иран, ни Иран на Израиль нападать не будут. Они не самоубийцы.

Каринэ Геворгян
Беседовал Марк Соркин