Главная > Политика > Сегодняшняя Бразилия для БРИКС: заинтересованный партнер или неудобный попутчик?

Сегодняшняя Бразилия для БРИКС: заинтересованный партнер или неудобный попутчик?


28-07-2019, 11:00.

Политолог Игорь Пшеничников — о том, чего ждать БРИКС от Бразилии после прихода к власти проамериканского президента

В пятницу в Рио-де-Жанейро пройдет встреча глав МИД стран БРИКС — основанного в 2006 году объединения, в которое входят Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР. До недавнего времени БРИКС шел по пути превращения в экономический блок с большим потенциалом. По прогнозам, первые четыре страны объединения способны через 30 лет стать доминирующими мировыми экономиками. В последние годы были предприняты шаги и по политическому сотрудничеству, хотя никто не говорит о перспективах становления на базе БРИКС некого политического союза. Однако смена руководства в Бразилии и ЮАР сказалась на степени взаимодействия в рамках этой структуры.

Особенно чувствительны изменения в Бразилии, новый президент которой, Жаир Болсонару, открыто провозглашает курс на теснейшее сотрудничество с США в торговой и военной сфере, а также во внешней политике. Вектор Болсонару полностью противоположен политике бывших президентов страны Луиса Инасио Лулы да Силвы и Дилмы Русеф.

БРИКС изначально был задуман как форум для продвижения интересов развивающихся стран и как один из мировых полюсов экономической силы в противовес попыткам США построить однополярный мир. Теперь повестка структуры оказалась в значительной степени размыта. У экспертов возникает законный вопрос: в какой степени политический курс Болсонару способен подорвать успешное развитие БРИКС?

Придя к власти в начале этого года, Болсонару подтвердил преемственность курса Бразилии в том, что касается БРИКС. Тем не менее его высказывания и практические шаги вызывают серьезную озабоченность. Новый президент идет в фарватере внешней политики США в Латинской Америке, став главным союзником Вашингтона в его противостоянии с законным руководством Венесуэлы и Кубы. Нынешние власти республики даже рассматривали возможность использовать территорию своей страны как плацдарм для вооруженного вторжения войск США и бразильских подразделений в Венесуэлу.

Во время мартовского визита в Вашингтон президента Бразилии хозяин Белого дома заявил, что, возможно, предложит НАТО принять республику в члены альянса. «Я намерен дать Бразилии статус основного союзника за пределами НАТО или, возможно, если подумать, то даже союзника по НАТО», — сказал Трамп. Можно не рассматривать это заявление Трампа всерьез. Однако оно говорит, во-первых, о том, что США реально опираются на Бразилию в своей политике в Латинской Америке и в мире в целом. И, во-вторых, самому Болсонару льстит то, что президент США намерен опираться на него как на союзника. Существование и развитие любого другого полюса силы, особенно того, в котором не последнюю роль играет Россия, Штатам совсем не по душе. И потому можно предположить, что Бразилия при ее нынешнем президенте может играть деструктивную роль в БРИКС.

Нельзя исключать, что это предположение стало причиной того, что Россия, Индия и Китай (РИК) увидели необходимость развивать сотрудничество по мировой и региональной проблематике в трехстороннем формате. Тем более что позиции этих стран практически по всем международным проблемам совпадают. Активные шаги в данном направлении лидеры России, Индии и Китая сделали на саммитах G20 в Буэнос-Айресе в 2018 году и в Осаке в июне этого года.

И всё же это не означает, что объединение БРИКС умерло и дальнейшего смысла в его существовании уже нет. Хотя бы потому, что никто из официальных представителей Бразилии ни на каком уровне об этом не говорит.

С финансово-экономической точки зрения республике не выгодно сворачивать свое участие в БРИКС, потому что страна является участником Нового банка развития (НБР), созданного странами объединения с целью финансирования инфраструктурных проектов и проектов устойчивого развития в этих государствах, а также в других странах с формирующимся рынком и в развивающихся государствах. НБР был создан как альтернатива МВФ и Всемирному банку (ВБ), сотрудничество с которыми для развивающихся стран не всегда, мягко говоря, отвечает интересам заемщиков.

По данным бразильского Института прикладных экономических исследований (IPEA), с 2016 по 2018 год НБР одобрил 30 проектов в странах БРИКС на сумму $8,1 млрд. А в начале этого года НБР одобрил инвестиции в четыре бразильских проекта — по возобновляемым источникам энергии, дорожному и железнодорожному строительству, санитарии, телекоммуникациям и нефтепереработке — в размере $621 млн.

Ограничив своеучастие в БРИКС или попытавшись затормозить развитие этого объединения, Бразилия фактически откажется от своего доступа к кредитам НБР. Но у республики на банк большие виды. По данным агентства Agência Brasil, ожидается, что в декабре этого года в Бразилии откроется региональный филиал НБР (штаб-квартира НБР находится в Шанхае). Это прямо говорит в пользу того, что страна, несмотря на изменения в политическом руководстве, намерена остаться членом «клуба».

Кроме того, другие государства БРИКС являются крупнейшими торговыми партнерами Бразилии. В 2018 году на Россию, Индию, Китай и Южную Африку пришлось 30,7% экспорта страны, всего туда отправлено бразильских товаров на $73,8 млрд в ($56,4 млрд в 2017 году). Из этих четырех стран объединения в Бразилию поступило 23,8% ее национального импорта, в общей сложности на $43,1 млрд.

Одним словом, прагматические соображения, скорее всего, удержат Бразилию в БРИКС. Хотя мы знаем примеры того, как некоторые страны Европы вопреки элементарной коммерческой логике и в угоду США готовы покупать американский сжиженный газ, а не российский природный трубный, хотя последний наполовину дешевле.

Впрочем, только время покажет, насколько серьезной проблемой для БРИКС могут быть импульсивные заявления и шаги нынешнего руководства Бразилии. Пока же эта страна остается председателем объединения на текущий год и даже планирует провести саммит в ноябре этого года.

Таким образом, через полгода станет яснее, что такое сегодняшняя Бразилия для БРИКС: заинтересованный партнер или неудобный попутчик.

Игорь Пшеничников



Вернуться назад