Главная > Аналитика > Кто в Сербии реальные русофилы и русофобы?

Кто в Сербии реальные русофилы и русофобы?


17-05-2020, 14:00.

В последнее время в Сербии, особенно в преддверии назначенных на 21 июня парламентских выборов, обозначились очень интересные и одновременно удивительные по степени лицемерия тенденции обвинять действующую власть в прозападных, атлантических и антисербских настроениях. Антисербских, в смысле, имеющих цель лишить нацию её исторического, культурного и даже патриотического духа и идентичности в угоду заокеанским «покровителям». Естественно, в ход идёт и фактор ускользающего Косово, и даже традиционная дружба и братство с Россией (пожалуй, единственным на планете реальным, надежным и проверенным веками друге и брате Сербии). Дескать, Вучич лишь на словах привержен дружбе с Москвой, а сам активно работает с Западом и США.

Вышедшие в тираж политики, которые за долгое время пребывания у власти в относительно недалекий период так и не смогли предложить стране и её народу внятную и осязаемую программу развития и позиционирования Сербии на международной арене, теперь пытаются наверстать упущенное. Речь в первую очередь идёт о ближайших помощниках «бледного и безликого» бывшего президента Бориса Тадича — Младжане Джорджевиче, бывшем мэре Белграда Драгане Джиласе и некоторых других «звёздах» прозападной плеяды Сербии, которые блистали до избрания главой страны Томислава Николича в 2012 году.

Тадич стоял во главе Сербии восемь лет, с 2004 по 2012 год. В политическом плане это было безвременье и период морального упадка нации (автор выражает сугубо личную точку зрения). Желание усидеть на двух стульях, не разочаровав собственный народ, уставший от нестабильности, экономической и социальной неурядицы, и одновременно угодить Западу, как и ожидалось, дало лишь печальный и уродливый результат. С трибун заявлялись внешне бравурные лозунги, типа не отдадим Косово, не предадим наших братьев, будем идти путём евроинтеграции и дружить с Россией. Но в реальности вся верхушка во времена Тадича активно пресмыкалась перед Европой и Америкой.

Сейчас уже не секрет, тем более в такой маленькой стране трудно что-то скрыть, но в общении с европейцами и американцами сам Тадич, бывший министр иностранных дел Еремич, а также министр обороны страны Шутановац и начальник Генштаба Понош неизменно заявляли о непреклонном стремлении Сербии стать частью НАТО. Даже состоявшееся при Тадиче окончательное отделение Косово в 2008 году нисколько не смутило официальный Белград. Согласно просочившимся в СМИ данным, Тадич заверял европейских лидеров, что «не будет сопротивляться» этому, равно как и усилиям международного сообщества по установлению «стабильности в регионе». Министр иностранных дел Еремич и вовсе говорил своим коллегам в Европе, что протесты Белграда в связи с провозглашением независимости Косово были «умным дипломатическим и политическим ходом», который позволит сербскому правительству выйти из создавшейся ситуации и сосредоточиться на внутренних реформах и евроатлантической интеграции. Что тут добавить? Примечательно, что уже в бытность президентом Сербии Александра Вучича тот же Тадич язвительно критиковал главу Сербии за его контакты с Приштиной, что, мол, было недопустимо в годы его правления.

Не менее показательны и комментарии Еремича относительно звучавших в его выступлениях антиамериканских выпадов. В частных беседах, содержание которых уже давно предано огласке, мининдел Сербии заверял, что «вынужден использовать подобную риторику в предвыборных интересах».

И, наконец, вопрос об отношениях с Россией. В годы правления Тадича контакты, в том числе на высшем уровне, между Белградом и Москвой, казалось бы, имели в целом регулярный характер. Визиты были с обеих сторон. При Тадиче в 2009 году «Газпром Нефть» купила в рамках приватизации 51% акций крупнейшей энергетической компании «Нефтяная индустрия Сербии». Чего только стоит посещение Путиным в 2011 году, в ранге главы правительства, футбольного матча между командами «Црвена звезда» и «Зенит», когда воодушевленные болельщики развернули огромный баннер со словами «Путин је србин» (Путин — серб) в знак почтения и уважения к российскому лидеру, что, кстати, немало смутило Тадича.

Тем не менее реальный расцвет двустороннего сотрудничества пришёлся уже на годы правления Вучича. Особенно это касается инвестиций и существенного расширения военно-технического сотрудничества. Основным мотивом в этом процессе стала серьезная озабоченность Вучича плачевным состоянием армии и оборонного потенциала страны, благополучно разрушенного Тадичем и его «атлантистами».

И ещё несколько личных ремарок относительно условий для взаимодействия между Россией и Сербией по линии общественных и научных контактов и «народной дипломатии». И сам автор, и многие его коллеги отмечают, что проведение каких-либо мероприятий, будь то «круглые столы» либо конференции, зачастую сопровождалось курьезными моментами, которые вряд ли можно списать на неопытность принимающей стороны. Так, лично мне запомнилось, что одно солидное собрание экспертов и военных чуть не сорвалось из-за отмены (в последний момент) договоренности на аренду помещения. Только расторопность сербских партнеров позволила в короткий срок найти новое помещение и провести запланированное загодя обсуждение. Типичным для той поры явлением были внезапные отключения электричества в залах для конференций, проблемы с микрофонами, наушниками для перевода в солидных местах, где подобные мероприятия проходят почти еженедельно. Все эти мелочи, помноженные на зачастую негативные отклики в местных СМИ по итогам таких мероприятий, холодное молчание официальных структур наводят на мысль, что кому-то вся эта активность была весьма неудобна.

В те годы много приходилось общаться с представителями оппозиционной Радикальной партии, в том числе депутатами Скупщины Сербии. Их замечания и комментарии по поводу «эпохи Тадича» во многом совпадали с выводами автора.

История, как известно, не терпит сослагательного наклонения. Но всё же, если представить невозможное и вернуть Тадича обратно к государственному рулю, то у меня нет ни малейшего сомнения в том, что Сербия присоединилась бы к санкциям против России и вплотную подошла бы к дверям НАТО. Даже вопреки воле большинства простых граждан.

Суммируя свой комментарий, хотелось бы ещё раз спросить: кто они, реальные русофилы и русофобы в Сербии? Для меня ответ однозначен.

Михаил Плисюк, автор проекта www.balkanist.ru, главный специалист-эксперт Россотрудничества до 2011 г



Вернуться назад