Главная > Аналитика > Запад боится угрожать Лукашенко

Запад боится угрожать Лукашенко


31-08-2020, 13:00.

Москва окончательно признала выборы президента Белоруссии, а США и ЕС ровно наоборот – объявили о непризнании их результатов. Что означает этот дипломатический жест как лично для Лукашенко, так и для белорусского государства, и почему Запад не решается на введение гораздо более серьезных санкций против этой страны?


США и ЕС, по всей видимости, согласовали единую и окончательную реакцию на итоги белорусских выборов. Они не признают их состоявшимися и демократичными – и не считают Александра Лукашенко избранным президентом Белоруссии. Брюссель и Вашингтон требуют от «последнего диктатора Европы» начать диалог с оппозицией – то есть с самоназначенным «координационным советом», члены которого представляют лишь сами себя. Либо вообще провести в стране новые выборы.

Даже не Гуайдо

Некоторые эксперты и журналисты называют это решение «очень серьезным» и даже началом «дипломатического свержения» Белоруссии. Однако на самом деле принятое решение – это не расстрел и даже не порка. Всего лишь громкое возмущение и выражение серьезной озабоченности – условное «последнее китайское предупреждение».

Что означает непризнание Лукашенко президентом? Евросоюз и США не считают его легитимно избранным главой Белоруссии, а значит, никаких государственных визитов, никаких протокольных мероприятий с его участием проводиться не будет. Как и официальных переговоров в статусе главы государства. И... в общем-то, все.

Такой вариант санкций Александр Лукашенко уже проходил – его считали непризнанным президентом и после предыдущих выборов. Сейчас ситуация могла быть для Батьки неприятнее, если бы за простым непризнанием со стороны Запада последовал бы один из путей развития этих санкций.

Например, «венесуэльский путь» – признание избранным президентом другого человека, как сделал Запад в отношении Хуана Гуайдо. В белорусском случае – Светланы Тихановской, соперницы Лукашенко на последних выборах. Причем у госпожи Тихановской было больше оснований быть признанной «настоящим» президентом, чем у Гуайдо – она участвовала в президентских выборах, тогда как венесуэльского политика выбирали главой государства аплодисментами на площади.

Однако на такой шаг Запад не пошел, заявив, что сфальсифицированные выборы не дают возможности верифицировать их реальный результат. Во-первых, потому что на примере того же Гуайдо Запад понял, что далеко не всякая кухарка может быть политическим лидером. Венесуэлец откровенно сдулся, хоть и имел солидный политический опыт: четыре года он был депутатом парламента, а за несколько дней до самопровозглашения президентом стал спикером этого парламента. Тихановская же опыта не имеет вообще – она типичная домохозяйка, не умеющая даже нормально, с правильной мимикой и интонациями читать заготовленный для нее текст по бумажке.

Во-вторых, западные страны понимали, что признание альтернативного кандидата – это пересечение «красной линии», которое свяжет им руки и поставит в невыгодное положение. Принципиально рвать отношения с Лукашенко Запад не собирается – ему просто хотят показать демократическое фи, а потом снова приманивать для недопущения слишком тесной российско-белорусской интеграции. А поскольку ЕС и США не являются пока банановыми республиками, они не могут сегодня признать Тихановскую, а завтра свое признание отозвать.

Посол – пошел вон?

Другой путь развития – сочетание непризнания с жесткими дипломатическими демаршами (от изгнания некоторых белорусских дипломатов до отзыва послов и разрыва дипотношений), которые в то же время не являются невозвратными. По легкому варианту этого пути пошла, например, Украина. Киев не разорвал отношения, отозвал из Минска своего посла «для консультаций», а также приостановил все контакты с правительством Александра Лукашенко. По словам главы украинского МИДа Дмитрия Кулебы, контакты будут восстановлены лишь тогда, «когда мы убедимся в том, что эти контакты не будут нести репутационных, моральных, этических потерь для Украины».

Собственно, в этом и проблема этого пути – в условиях для возобновления контактов или восстановления дипотношений. С Киева тут взятки гладки – репутация, моральный авторитет и этический образ украинской власти находится на околоплинтусном уровне, поэтому, например, Украина может подтвердить «респектабельность» этих контактов в любой момент, после малейшей уступки со стороны белорусского президента.

С Европой же ситуация иная. Восстановление отношений после окрика из Минска «гарсон, неси блюдо!» станет серьезным репутационным ударом по западным властям как среди тамошних правозащитников и либералов, так и среди жителей постсоветского пространства, которым ЕС продает себя как землю обетованную.

Для восстановления отношений Европе (которой нужны эти отношения для влияния на Лукашенко, а также для дальнейшей работы с белорусской оппозицией на территории Белоруссии) нужны будут серьезные уступки со стороны Батьки. Те же досрочные выборы, на которые Лукашенко вряд ли пойдет.


В качестве примера тупиковости разрыва отношений можно привести российско-грузинские отношения. Тбилиси разорвал их после конфликта 2008 года, и сейчас очень хотел бы восстановить (вдруг выяснилось, что без России грузинская экономика либо умрет, либо уйдет в рабство к азербайджанской и турецкой), но не может это сделать, поскольку привязал это восстановление к отзыву Кремлем признаний независимости Южной Осетии и Абхазии. То есть к шагам, которые Россия не сделает. Вот грузины теперь и мучаются.

В интересах Москвы

Наконец, третий путь – санкции. Не номинальные в виде списка белорусских чиновников, которым будет запрещено въезжать и иметь активы на территории западных стран, а реальные секторальные санкции против белорусской экономики (часть которой контролирует тамошнее КГБ). Например, такие, которые были введены против России после непризнания ЕС референдума в Крыму. Или даже те, которыми наказали Москву за начало восстания в Донбассе.

Этот путь хорош тем, что с него можно оперативно свернуть. Так, общеевропейские санкции в любой момент могут быть отменены, и для этого не нужна какая-то серьезная уступка со стороны Минска – достаточно просто решение одной страны-члена ЕС эти санкции не продлевать. Кроме того, санкции являются достаточно мощным инструментом воздействия и убедят членов Евросоюза из других стран постсоветского пространства в том, что Брюссель решительно настроен защищать «борцов за свободу и демократию».

Однако Брюссель по этому пути тоже не пошел, и непризнание экономическими санкциями не дополнил. Причин, по всей видимости, было две.


Во-первых, Лукашенко должен защищать свой образ «Мачо-мэна». И не только хождением с автоматом наперевес, но ответами ударом на удар. Поэтому Батька уже заявил, что на санкции ответит санкциями. Например, закроет воздушное пространство для пролета лайнеров. «Если они еще в Китай и Россию через нас барражировали, сейчас они будут летать или через Балтику, или через Черное море – торговать с Россией», – заявил Батька. И намекнул, что не позволит использовать Белоруссию для контрабанды европейских товаров в Россию. А это не просто потери для белорусского бизнеса, но и удар по экономике ряда европейских стран – той же Литвы, ВВП которой во многом зависит от транзита товаров из Белоруссии (или идущий через Белоруссию в Европу) к прибалтийским портам.

Во-вторых, главным бенефициаром этих европейских экономических санкций будет не Брюссель, а Москва. Санкции вынудят Лукашенко пойти на поклон к Москве – за деньгами, инвестициями, технологиями. А поскольку Россия вряд ли захочет снова бесплатно субсидировать белорусскую экономику (особенно после всего, что было сказано и сделано Минском против Москвы в последние несколько месяцев), Батьку, скорее всего, будут финансировать лишь за уступки в вопросе интеграции с РФ. А значит получится, что Европа сама толкнет Белоруссию в объятия России.

Именно поэтому Евросоюз и США ограничиваются пока лишь своего рода «последним западным предупреждением». Ситуация, конечно, может измениться – например, если на улицах Белоруссии снова начнутся побоища, то ЕС просто не сможет остаться в стороне. Понимая это, ряд противников Лукашенко (для которых вовлечение Запада является последним шансом на победу) будут пытаться спровоцировать власть и ОМОН на насилие. Но вот получится ли? 



Вернуться назад