Главная > Интервью > В США сейчас происходит свой 1991 год

В США сейчас происходит свой 1991 год


13-09-2020, 08:00.

Интервью с заместителем редактора отдела международной политики "Комсомольской Правды" Эдвардом Чесноковым

Интервью портала  geopolitica.ru с заместителем редактора отдела международной политики "Комсомольской Правды", автором телеграм-канала Chesnok.media  Эдвардом Чесноковым

— Какие, на Ваш взгляд как международника с большим опытом и кругозором, геополитические проблемы являются наиболее важными для России? Кто нам враги, кто друзья?

— Друзья и союзники — это те, у кого состояние союзника прописано на уровне системной архитектуры. «Германская Демократическая Республика навсегда и бесповоротно связана союзническими отношениями с Союзом Советских Социалистических Республик». (Конституция ГДР обр. 1968 г., ст. 6).

Поэтому когда нам говорят: «мы только что предали последнего союзника» (Лукашенко, Вучиченко, Джукановиченко) — то покажите, пожалуйста, конкретные системно-архитектурные пункты договора о союзе, которые мы нарушили. Что? Вот именно?

А главная проблема — можно хоть 24/7 говорить белорусам (или украинцам, или кому угодно): «мы вам за 20 лет дали 20 млрд дотаций, а вы, сябры этакие, всё на Запад смотрите, неблагодарные». И… и что, спрашивается? Диспропорции экономического обмена порождают не союз, а взаимное унижение и взаимную злобу. Хотите получать нефтегаз по ценам Смоленской области — так и становитесь Смоленской областью, делайте у себя русский язык как в Смоленской области и школьную программу как в Смоленской Области. Не хотите? Вот вам калькуляция, где зашита цена с нашим бакшишем, платите или разворачивайтесь.

— Согласны ли Вы с тезисом, что геополитика — это судьба? Какова геополитическая судьба России?

— В кефалическом православии есть идея «удерживающего» (ὁ κατέχων на греч.: происхождение термина и понятия восходит к словам апостола Павла во 2-м послании к Фессалоникийцам, где он говорит о невозможности наступления конца мира, пока не «взят от среды удерживающий теперь» - прим. редакции) — мистического сущности, которая препятствует миру низвергнуться в зло. Это и есть наша геополитическая судьба.

— Говорят, что Россия возвращается на Ближний Восток, в Африку. Действительно ли это так и зачем мы возвращаемся? Что обычному гражданину страны от этого возвращения?

— Возвращаемся, ещё как возвращаемся — гуглите «переворот в Мали», гуглите, кто такой «Громыко» (и кем он приходится Тому Самому).

Что же всё это даст? Простому русскому мужчине — возможность заработать на продаже оружия (если ему нравится мастерить); возможность заработать на урегулировании конфликтов там, куда это оружие поставляется (если ему нравится воевать); возможность заработать на организации местной сборки шкафов для чебоксарских электрораспределительных систем для освобождённой от «Боко Харам» школы; (если ему нравится организовывать); возможность заработать моральное удовлетворение, написав конституцию с тем самым пунктом о союзе с Россией для братского народа; наконец, возможность привезти в своё деревню Принцессу Заморскую и растить с ней детишек, когда задачи из вышеперечисленных пунктов будут решены.
А простой русской женщине это как минимум даст возможность укутать своё совершенное тело в персидские шелка или абиссинскую парчу по ценам производителя; ну и, в общем-то, всё по тому же списку.

— Почему на фоне такого успеха в дальнем зарубежье в Сирии, тонкой геополитической игре в Ливии, Западу удалось реализовать цветную стратегию в Белоруссии? У нас так всё плохо с политикой в Ближнем Зарубежье? Что страна делала не так на этом направлении? Или не в этом дело?

— Всё просто: дальним зарубежьем занимаются коммерсы, ставшие теневыми государевыми людьми, а ближним — государевы люди, ставшие теневыми коммерсами. Разница между двумя этими категориями колоссальна. Кулинарный вкус первых воспитала петербургская подворотня, когда «если ты не видишь в экономической схеме лоха, то этот лох — ты»; вторых — партийная школа КПСС, когда «Россия была тюрьмой народов, но пришла Клара Цеткин и дала угнетённым национальностям национальные государства» (да-да, BLM, как и спутник — отнюдь не американское изобретение).

Соответственно, первые дают дальнезарубежным партнёрам «связанные кредиты» (когда в документах прописано, что у тебя покупают автоматы Калашникова, после чего твои инструкторы инструктируют армию получателей этих автоматов, которая под присмотром твоих инструкторов охраняет твои алмазные прииски — «кто сказал продать американцам, вы хотите, чтобы вас продолжили угнетать белые цисгендерные вухемрази» — и за всё это зарубежные партнёры ещё и остаются вам должны; впрочем, долг можно конвертировать в цену владения ещё одним прииском.

А вторые, наоборот, дают ближнезарубежным партнёрам дотации, потому что вместе против Гитлера воевали, на эти дотации там оплачивается дерусификация, а также отчисляется прОцент организаторам дотаций, эти деньги полощутся там же, в батькином ландромате, и выводятся на Запад, что ещё сильнее аффилирует с ним всех участников схемы.

— Как бы вы могли прокомментировать недавние изменения в Россотрудничестве? Поможет ли это развить «мягкую силу России»? В чём вообще, по вашему мнению, эта сила?

— Мягкая сила — это когда, попивая кофе за две тысячи руандийских франков (примерно 2$) в кафе при гостинице «Классик» на западной окраине Кигали, ты слушаешь рассказ журналиста портала «Умусеке» о том, как его маленький сын рассказывал ему, что «всё на свете, от телефонов до грузовиков, сделано в Китае — наверное, это великая страна, хочу там учиться».

А [новый глава Россотрудничества Евгений] Примаков — человек большой гуманитарной одарённости, человек с большим аппаратным опытом (работал в комиссариате ООН по делам беженцев), человек с большими профессиональными навыками — от теле-радио до телеграм-канала. Любой мягко-силовой проект строится по законам медиа: актуальность темы, яркая упаковка, эмоциональная подача, широкое вовлечение. Уверен, у него всё получится.

— Что вообще сейчас происходит в Штатах? Это агония или американский имперский колосс ещё может оправиться?

— В Штатах сейчас происходит свой 1991 год: августовский путч ГКЧП, в смысле, ноябрьская победа Трампа, станет катализатором парада суверенитетов. Калифорния, которая (как она считает) своими силиконовыми стартапами кормит всех этих реднеков-трампистов, вместе с парой других младодемократических республик отчалит в свободное плавание. Причём, заметьте, абсолютно все стороны такого размежевания будут только довольны.

— 2020 год был весьма насыщен важными геополитическими событиями. Насколько изменившимся мир встретит 2021 год?

— Ох, чувствую себя прямо иллюстратором обложки журнала «Вестник политэкономии марксизма», в смысле, Economist. Так, чего там… Что-нибудь вольнокаменное зеркальным шрифтом да Винчи — Ceterum autem censeo Carthaginem esse delendam, предположим; пришелец из космоса, Си Цзиньпин верхом на панде Диндин в Московском зоопарке, Эрдоган, держащий беспилотник, как воздушный змей на верёвочке, переворот в Вардарской Македонии, смурная Меркель с готичным рюкзаком в виде гробика, Трамп в кепке с надписью «IVANKA 2024» бок о бок с Путиным над картой Восточной Европы с несколько видоизменёнными границами (в стилистике газетного шаржа 1939 года), Евгений Пригожин над аксонометрической Африкой в позе Сесила Родса: одной ногой на Каире, а другой на Кейптауне (в стилистике знаменитой карикатуры из журнала Панч 1892 года). Что-нибудь да сбудется.



Вернуться назад