Главная > Аналитика > Судьба прямого военного американского вторжения в Иран

Судьба прямого военного американского вторжения в Иран


2-03-2021, 08:00.

После ночного авиаудара ВВС США по объектам «Хезболлы» на сирийско-иракской границе и последовавшего через сутки призыва президента Байдена к лидеру Ирана «быть осторожным» тема перспектив прямого военного вторжения Соединенных Штатов в Иран вновь приобрела популярность. 

Хотя стороны и расходятся в деталях, они тем не менее дружно исходят из того, что камнем преткновения является именно иранская ядерная программа. 

Определенная логика в этом, конечно, имеется. Пока в мире существуют две страны, сумевшие обзавестись собственным ядерным оружием «вне большого ядерного клуба» и которым «за это» «ничего не было», это Израиль и Северная Корея.

Иран — дело совершенно другое. Стоит официально обзавестись ядерной дубинкой ему, как немедленно начнется ускоренный парад ядерных вооружений у целого ряда других стран. От его явно имеющих, но ранее в том не признававшихся, вроде Израиля, до Турции и монархий Залива, для которых обретение собственной А-бомбы станет одновременно и вопросом сохранения статуса, и делом обеспечения национальной безопасности. И вся выстроенная за полвека система международной ядерной безопасности полетит в тартарары.

Впрочем, сводись все лишь к переживаниям за весь мир, США бы об этом не рефлексировали совершенно. Дело в другом. Как только ядерное оружие на Ближнем Востоке появится «у всех», там окончательно улетучатся последние остатки уважения к американскому превосходству. А вот это США допустить не могут. Ибо под угрозой автоматически окажется нефтедоллар, формирующий основу долларовой гегемонии в мире, с которой США сейчас только и живут.

А раз так, то если Америке не удастся «заставить Иран вернуться к ядерной сделке», из которой, кстати, сами США как раз вышли, то у Вашингтона не останется вариантов «дисциплинарного воздействия на нарушителя», кроме прямого военного вторжения с полной оккупацией территории Ирана по примеру соседнего Ирака.

В теории, точнее, в прежних геополитических категориях, изложенная выше логика была верной. Проблема в том, что к настоящему моменту ряд фундаментальных основ американского мира претерпел качественное изменение, сформировавшее новую реальность, которой эта логика больше не соответствует.

В новой реальности наличие или отсутствие у Ирана, и даже у всех прочих стран региона, собственного ядерного оружия, Вашингтон не волнует ни разу. Если кто не заметил, в Америке случилась глобальная постиндустриальная транскорпоративная революция. Глобальные ТНК взяли верх над институтом государства и теперь решают две задачи.

Первая — простая, после любой подобной встряски требуется реорганизация механизмов общественного управления под новые правила. Так было после Великой французской революции, так было после Войны за независимость в США, так было в 1917 году в России. Власть мало захватить, ее еще необходимо прочно закрепить за собой. По ходу, не гнушаясь избавлением от лишних «попутчиков». В частности, Байден уже «выставил счет» Цукербергу за «слишком много наглости».

А вот со второй задачей дело обстоит гораздо сложнее. Финансовым корпорациям, конечно, удалось сформировать фундамент новой экономики «капитализма без денег», в которой печатать фантики из воздуха можно бесконечно. По крайней мере, сейчас так кажется руководству ФРС.

Но обеспечение стабильности системы требует максимального расширения ее границ. То есть политико-экономической оккупации Евросоюза и всех прочих былых зон американского доминирования, каковые еще остаются. Ближний Восток здесь буквально второй по списку, отранжированному по объему денег, но едва ли не самый важный с точки зрения степени достижимости.

Фишка в том, что Америке остро необходимо повторить хитрый заход президента Рузвельта, сумевшего столкнуть две крупнейшие колониальные державы — Англию и Францию — с гитлеровской Германией, заняв при этом место «продавца лопат и рабочей одежды».

Только наивным людям кажется, что в периоды золотой лихорадки богатеют те, кто сами моют золото. В действительности самая большая доля добытого богатства оседает в руках тех, кто поставляет им инструмент, одежду, обувь и расходники.

И дело тут даже не в размере суммы прямой прибыли непосредственно от программы поставок по Лендлизу. Хотя она тоже впечатляет, в пересчете на современные деньги американская экономика на поставках в воюющие страны «заработала» свыше 14,8 трлн долл. Но куда вкуснее и весомее оказалась другая часть «победы».

Помимо согласия платить по кредитам, в частности Лондон официально открыл для американских товаров и капиталов свои колонии, на гигантские рынки которых раньше он янки не пускал категорически.

Точный размер этих доходов не подсчитан по сей день, однако споры экспертов идут в диапазоне цифр от 30 до 80 трлн долл. в современных ценах. Что, пусть и косвенно, показывает — каким образом Вашингтон тогда сумел подготовить фундамент под Бреттон-Вудское соглашение, обеспечившее Америке более полувека процветания и гарантию достижения статуса мирового гегемона.

Так вот, сейчас новой американской правящей элите нужна точно такая же война. Не второй Вьетнам, Афганистан или Ирак, нет. Воевать собственными штыками американцы за четверть века окончательно устали. Ребятам, стоящим за спиной «администрации Камалы Харрис», больше всего интересно повторить расклад Второй мировой. Разве что в менее глобальном масштабе. Не выходя за рамки ближневосточного региона. И чтобы непосредственно на фронте стукались лбами исключительно местные.

Идея создания «ближневосточного НАТО» никуда не делась. Более того, с американской подачи ее тихой сапой реализует Тель-Авив. Как сообщил на днях телеканал i24, Израиль, Бахрейн, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты ведут переговоры о создании военного альянса. Догадаться против кого, не сложно. Ну не против же Южной Африки или Аргентины?! 

Это объединение имеет смысл только в случае перспективной войны против Ирана. И никак иначе. А США будут продавать им «лопаты». В смысле — оружие, боеприпасы, медикаменты и все такое прочее. Война — это всегда дорого, а современная — и подавно.

Простейшая зенитная ракета обходится в полмиллиона, а что-то посерьезнее частенько и за десятку переваливает. Так что «можно и в кредит». На льготных условиях. Под комфортную ставку. На очень длительный срок. И с небольшими обязательствами «мелким шрифтом», по сути, похожими на условия «нефтедоллара».

Вот отсюда и получается ответ на изначальный обсуждаемый вопрос относительно реальности высадки в Иране непосредственно американской пехоты. Потом, под занавес, для закрепления решающей роли США в победе над «мировым злом», когда враг и без того окажется разбит союзниками, Вашингтон на подобный шаг, несомненно, пойдет. Но ни в коем случае не раньше. И уж точно не станет подниматься грудью на пулеметы из окопов первым.

Таким образом, в текущих внешних условиях предельный максимум военных усилий Пентагона — попробовать организовать исключительно разовый локальный ракетный налет, по аналогии удара по Сирии. Однако при этом в РУМО США существенность разницы в военных возможностях Сирии и Ирана понимают тоже хорошо. Потому за черту очень страшных угроз даже случайно заступить опасаются сами.

Все эти пляски с «ближневосточным НАТО» имеют смысл лишь при условии нахождения Ирана вне каких бы то ни было серьезных военно-политических, а тем более военных союзов. Власти Исламской Республики понимают, что, как ни крути, а разница в масштабах экономик и финансов, с кем бы ни блокироваться — что с Китаем, что с Россией — оставляют им слишком мало шансов на равенство в весовых категориях внутри договора.

Потому не торопятся в омут. Выгадывая и высчитывая получение максимального объема выгод при минимальных издержках, особенно издержках безвозвратных, на уровне суверенитета и геополитической субъектности.

Но развитие событий уже становится безвариантным. Американские корпорации имеют слишком мало времени до дедлайна в районе 2028 года, после которого военная и экономическая мощь Китая станет для Америки несокрушимой, тем самым ставя под фатальную угрозу разорения и всю новую «постиндустриальную модель долларовой экономики».

Так что отступать Байдену некуда. Фигурально выражаясь, «позади Вашингтон». А вызванная этим военная эскалация в Заливе более чем наглядно показывает безвариантность перспектив самого Ирана.

В одиночку против официального военного союза суннитских монархий под управлением Израиля и обеспечением Соединенных Штатов Тегерану не устоять. Единственный путь спасения — в заключении стратегического тройственного союза с Москвой и Пекином.

Более того, подобное соглашение, наоборот, дает шансы подвинуть противника как минимум в Сирии, Ираке, Йемене и даже Ливане. А то и привлечь на свою сторону Египет и часть Ливии. С перспективой хорошо врезать «шиитским полумесяцем» по Тель-Авиву.

Исходя из чего напрашивает вывод, что в тройственный союз Тегеран, вероятнее всего, вступит. После чего «ближневосточному НАТО» останется лишь утереться, так как вторжение в Иран автоматически поставит агрессора против военных машин Китая и России. 

Нет, российский спецназ и китайские танки в бой пойдут вряд ли. Но вот неизвестно чьими и непонятно откуда взявшимися «калибрами» по самым чувствительным точкам организма прилететь может практически с гарантией. И всяких систем современного вооружения у иранской армии вдруг образуется «в товарных количествах». Причем сразу с подробными инструкциями на фарси и толковыми инструкторами, готовыми натаскивать экипажи и расчеты буквально круглосуточно.

Отсюда и складывается ответ. Текущая ситуация находится в состоянии динамического равновесия, в каковом прямое военное сухопутное вторжение американской армии в Иран внятных шансов на успех не имеет. А значит, и совершать столь самоубийственный шаг американские власти не станут. Они кто угодно, только не идиоты.

Дальнейшее будет зависеть от успехов Израиля по сколачиванию антииранского военного блока и темпов формирования тройственного союза Ирана с Россией и Китаем.



Вернуться назад