Главная > Зарубежные СМИ > В Сербии Россия ушла в тень, но отнюдь не исчезла совсем (The National Interest)

В Сербии Россия ушла в тень, но отнюдь не исчезла совсем (The National Interest)


13-10-2021, 07:30.

Фото: kremlin

Автор считает, что Россия по-прежнему активно присутствует в Сербии. Ее влияние стало менее заметным внешне, но Россия ждет своего часа и восстановит свои позиции. Сербская элита нуждается в Москве. А последние события с энергетическим кризисом в Европе укрепляют ее в мысли о правильности ориентации на Россию.

«The National Interest», США

Россия в Сербии ждет своего часа и, когда представится возможность, как всегда, сделает свой победный ход.

Сербия и Косово недавно пережили небольшой кризис в области безопасности. Правительство Косово направило к пограничным переходам специальные подразделения полиции, чтобы потребовать от водителей с сербскими номерными знаками сменить их на временные номера при въезде в Косово. Сербы, проживающие на севере Косово, подняли протест и перекрыли движение транспорта, в то время как Сербия разместила бронетехнику и истребители недалеко от границы. Искусственно созданный кризис был демонстрацией «надувания щек», мотивированной желанием обоих правительств поднабрать на националистических чувствах населения политические очки перед выборами. Европейский союз (ЕС) в конечном итоге вроде бы разрешил этот спор, поскольку обе стороны согласились на меры по деэскалации и технические переговоры при посредничестве ЕС для решения проблем с номерными знаками.

Но Россия использовала этот драматический инцидент как возможность вернуться в сербские дела. Посол России в Сербии Александр Боцан-Харченко в сопровождении министра обороны Сербии Небойши Стефановича и начальника Объединенного штаба армии Сербии Милана Моисиловича посетил гарнизон сербской армии, который находится недалеко от Косово и был приведен в состояние повышенной боевой готовности. Официальный представитель МИД России Мария Захарова выразила озабоченность России возникшей ситуацией, нанося «беспокоящие удары» по косовскому правительству, Организации Североатлантического договора и ЕС за их неспособность кардинально урегулировать кризис. Президент Сербии Александр Вучич также встретился с послом Боцан-Харченко, чтобы «проконсультироваться по Косово». Этот последний ряд событий предоставил России возможность вернуться в Сербию после периода определенного спада в их отношениях, продемонстрировав, что, хотя влияние России в стране уменьшилось, оно не отнюдь не исчезло полностью.

В 2020 году сербско-российские отношения пережили тяжелый период, и Россия столкнулась с несколькими неудачами в стране. В частности, Россия была недовольна тем, что Вучич пытался решить косовский спор с помощью администрации Дональда Трампа. Это попытка Сербии в случае успеха означала бы потерю одного из последних активов Москвы на Балканах. Неразрешенный спор по Косово оставляет Белград политически зависимым от Москвы и ее вето Совета Безопасности ООН. Более того, для Москвы это решение стало знаком того, что Белград вообще хочет повернуться в сторону Вашингтона. В этот период также стало очевидно, что Сербия заменила Россию Китаем в качестве своего основного не-западного партнера.


До этого, в июле 2020 года, Сербия пережила связанные с насильственными действиями масс протесты против локдаунов. Проправительственные газеты и другие СМИ обвинили в разжигании этих беспорядков «пророссийские элементы», что означает, что сербское правительство было готово использовать Россию в качестве козла отпущения, чтобы выслужиться перед Западом. В сентябре 2020 года Сербия также отменила военные учения «Славянское братство» с Россией и Беларусью, объявив шестимесячный мораторий на все международные военные учения.

Также возник вопрос о том, войдет ли снова Социалистическая партия Сербии (СПС) и ее пророссийский лидер Ивица Дачич в правящую в Сербии коалицию. Дачич остался председателем парламента, но вместе с ним осталась и напряженность, которая возникла в октябре 2020 года, когда другой пророссийский член СПС, Душан Баятович, директор государственно газовой корпорации Srbijagas вступил в конфликт с прозападно настроенной министром энергетики Сербии Зораной Михайлович.

Однако обстоятельства тут снова изменились в пользу России. Сделав неудавшуюся ставку на переизбрание Трампа, Вучич теперь опасается президентства Джо Байдена, поскольку ожидает, что эта администрация займет более жесткую позицию в отношении косовского конфликта, осудив Вучича за его неправовые действия в Сербии и его связи с Россией и Китаем. Таким образом, Сербия частично откликнулась на посылы России, чтобы обеспечить себе дипломатическую защиту со стороны Москвы — Белград предпринял целый ряд шагов в этом направлении.

На Генассамблее ООН в декабре 2020 года Сербия проголосовала против осуждения России по вопросу Крыма. В том же месяце Белград посетил министр иностранных дел России Сергей Лавров. В ходе поездки Лавров возложил венки на Мемориальное кладбище освободителей Белграда и цветы к могиле Патриарха Сербской Православной Церкви Иринея, недавно скончавшегося от коронавируса. Оба события послали сербам мощные и эмоционально заряженные месседжи.

Но самым ярким признаком того, что Белград возрождает отношения с Москвой, стало 1 января 2021 года, когда заработал российский трубопроводный проект «Турецкий поток», гарантирующий, что Сербия и соседняя с ней Босния и Герцеговина останутся зависимыми от поставок российского газа. Примечательно, что прозападный министр энергетики Михайлович не присутствовала на церемонии, в отличие от пророссийски настроенного Баятовича. Сербия совершенно не может избавиться от энергетической зависимости от России: ведь с 2008 года российскому «Газпрому» принадлежит 51% акций сербской национальной нефтегазовой компании Petroleum Industry of Serbia (NIS). Эту сделку некоторые интерпретируют как частичную расплату Сербии за ее поддержку со стороны России по Косово. А в качестве вишенки на торте в мае 2021 года сербский и российский спецназ провели антитеррористические учения. Белград также отправит посла в Сирию, союзника России на Ближнем Востоке, чтобы угодить Москве.

Развитие внутриполитической ситуации Сербии также играет на руку России. Чуткость сербской общественности к проблеме Косово вынуждает сербских политиков выступать против независимости Косово, а для этого им нужна Россия. Более того, Россия и ее президент Владимир Путин остаются популярными в сербском общественном мнении. Явной антироссийской политики нынешние власти Сербии избегают, чтобы не потерять поддержку пророссийских избирателей. Вместо этого политики пытаются уравновесить, а в чем-то и противопоставить Россию и Запад друг другу в качестве тактики, чтобы завоевать голоса как прозападных, так и пророссийских избирателей. Эта внутренняя динамика сложна и требует не только внимательного отношения сербского руководства к проблеме Косово, но и к популярности России в Сербии, а также к перспективам участия СПС в правящей коалиции.

Между Вучичем и его бывшим соратником министром обороны Стефановичем идет тихая политическая борьба. Чтобы держать Вучича в постоянной обороне, Стефанович балансирует между Россией и Западом. В июне 2021 года газета British Telegraph сообщила, что министр обороны Великобритании Бен Уоллес во время своего визита в Сербию подписал с министром Стефановичем соглашение о противодействии российскому вмешательству. Хотя посольство Великобритании в Сербии, и министерство обороны Сербии опровергли эти сообщения, но все же можно представить то неприятное чувство, которое испытал Вучич, который сам пытается балансировать между Россией и Западом. Теперь Стефанович в сопровождении российского посла посещает армейский гарнизон на границе с Косово, что на Западе, конечно, не упустили из виду. Если Вучич подойдет слишком близко к Западу, он скомпрометирует себя перед своими консервативными пророссийскими избирателями, а если он слишком обратится к России, то проиграет в глазах Запада, поддержка которого ему тоже необходима, чтобы остаться у власти. Стефанович умело разыграл эту карту, и это устраивает россиян.

Помимо традиционных инструментов российского влияния в Сербии и на Балканах, которыми являются проблема Косово и использование энергии и мягкой силы для завоевания симпатий местного населения, для России также открылся новый путь влияния — ее вакцина против коронавируса «Спутник V». По договоренности с Россией Сербия начала производство этой вакцины у себя. Производство «Спутника V» наряду с производством китайской вакцины Sinopharm превращает Сербию в региональный центр по производству противоковидных вакцин на Балканах, что дает Сербии возможность проводить свою собственную «вакцинную дипломатию», безвозмездно поставляя вакцины своим соседям. Сербия также проводит эту дипломатию и шире, посылая произведенный на ее территории «Спутник V» развивающимся странам Африки, Ближнего Востока и Азии, чтобы гарантировать их непризнание независимости Косово.

Сербско-российские связи несколько сократились, но они очень далеки от полной ликвидации. Маловероятно, что в сербско-российском партнерстве в ближайшем будущем произойдут такие впечатляющие события, как, например, посещение Путиным военного парада в Белграде в 2014 году или демонстрация тысяч сербов, которые собрались в 2019 году, чтобы поприветствовать Путина перед православным храмом Святого Саввы. Путин не забыл, как сербское руководство пыталось обмануть его, когда думало, что Запад заключит с Белградом сделку на более выгодных условиях. Однако перечисленные выше факторы гарантируют, что Россия останется в Сербии важным игроком, которого никак нельзя списывать со счетов. Кризис с автомобильными номерными знаками в Косово показывает, что Россия воспользуется любой возможностью, чтобы заявить о себе в регионе.

Более того, сербские элиты будут использовать Россию для создания выгодного для себя международного и внутреннего имиджа, предполагающего, что за их спиной стоит Москва. Недавно проправительственные газеты Сербии опубликовали статью, в которой обсуждают особый план Путина в отношении Балкан и Сербии, в котором Россия определяет Балканы в качестве приоритетного региона своей внешней политики. По правде говоря, Балканы не являются для Москвы абсолютным приоритетом, но Белград будет использовать российскую карту всякий раз, когда ему нужны международные рычаги влияния или внутренняя поддержка. Поскольку на недавнем саммите ЕС-Западные Балканы не удалось определить график присоединения региона к Евросоюзу, у Сербии есть дополнительный мотив, чтобы удержать Россию возле себя. В ходе саммита Вучич подчеркнул, что Сербия была права, поддерживая связи с Россией, потому что этой зимой ей не грозит энергетический кризис, как странам, которые поддались давлению тех, кто возражает против российских энергетических проектов. Сербское руководство считает оправданным свое решение серьезно подстраховаться во внешней политике своими отношениями с Россией, Китаем и другими не-западными странами.

Да присутствие России кое-где упало, но не в Сербии. И Россия будет ждать своего шанса, а когда представится возможность, как всегда, сделает свой сильный ход.

Вук Вуксанович — научный сотрудник Белградского центра исследований в области политики и безопасности (BCSP) и исследователь аналитического центра по вопросам внешней политики Лондонской школы экономики и политических наук (LSE). Докторскую степень получил в ЛШЭ. Широко публикуется по современным вопросам внешней политики и безопасности.

Вук Вуксанович (Vuk Vuksanovic)



Вернуться назад