Главная > Политика > От геноцида до "адских санкций": Запад верен себе

От геноцида до "адских санкций": Запад верен себе


19-01-2022, 20:30.

Во время подготовки к женевским переговорам России и США все интересовались и гадали, что же будет, если партнеры не сумеют достигнуть соглашения, и это изначально представлялось весьма вероятным

Соглашения не достигли, после чего, однако, не произошло ничего особенно ужасного. «Вы будете смеяться, но американцы опять хотят ввести санкции». Смешливая или, по крайней мере, хладнокровная реакция на подготовку к «адским санкциям» связана не с тем, что санкции особо приятны. Но с тем, что постоянное упоминание геенны огненной несколько однообразно. В конгрессе, среди народных депутатов США, возможно, патетические речи про санкции нравятся коллегам. Как говорил капитан Яго:

Придумал! Зачато! И смерть, и ад

На свет приплод чудовищный родят.

Однако по сю сторону океана такие речи вызывают лишь усталую реакцию: «И, бабушка, затеяла пустое!»

Хотя вроде бы грознее некуда. Если Россия вторгнется на Украину (нам рассказывают про готовящийся блицкриг уже не первый месяц, хотя что же это за блицкриг, который все не случается, хоть ты тресни?), она получит разнообразные меры из Вашингтона.

Отключение от SWIFT (это обязательно уже несколько лет, хотя никак не отключат).

Санкции на три или больше банка по выбору. Оригинальный метод, когда задается список из дюжины финансовых учреждений (Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, Российский фонд прямых инвестиций, Альфа-банк, Россельхозбанк и пр.), а белодомовская администрация выбирает три, наиболее виновные. Или те, чье упромысливание особенно огорчит Кремль. Например, Альфа-банк — хоть начальство давно в Лондоне, но его прихлопывание будет страшным ударом для силовиков.

Ну и, наконец, персональные санкции против президента, премьера, министра иностранных дел и министра обороны. Что означало бы разрыв сношений вообще. Всякая дипломатия основана на том, что дипломатический агент говорит от имени своего суверена. Если же конгресс и администрация США объявят, что отныне президент России никто и звать его никак, с кем они тогда будут решать вопросы, представляющие взаимный интерес? С Навальным? С Гозманом? С Шендеровичем? Даже не смешно.

При этом сообщается, что адские санкции — не просто творческая фантазия народных депутатов (они могут много чего нафантазировать), она поддержана администрацией США. Звучит страшно, хотя отношения внутри администрации давно уже строятся по принципу «однажды лебедь раком щуку», и какая башня Вашингтона чего хочет, понять весьма трудно. Единой воли там давно нет.

Хотя женевская переговорщица Шерман, поддержав проект, уточняет, что речь может идти не только о прямом военном вторжении (это само собой), но и в том случае, когда прямого вторжения не будет, однако политика России «каким-либо образом подорвет (украинскую власть. — Прим. авт.) или вынудит осуществить перемены, о которых украинский народ не просил». В переводе на русский язык это означает, что санкции могут быть применены безотносительно к наличию или отсутствию военных действий.

Ведь подрыв позиций украинской власти идет перманентно (для этого Зеленский есть) и всегда можно сказать, что в этом Москва виновата. Равно как и «перемены, о которых украинский народ не просил» — это такие перемены (все равно, чем вызванные и кем осуществленные), какие не нравятся Госдепу, который лучше понимает волю украинцев, чем сами украинцы. А раз не нравятся, то опять же Москва виновата. Что влечет за собой необходимость суровой кары.

Санкции Штатов, не вяжущиеся ни с каким представлением о праве вообще и с учением о преступлении и наказании в частности, могут вызывать разную реакцию — смех, страх, негодование, etc. С точки же зрения санкционера, то есть властей США, само понятие санкций может толковаться этимологически — от лат. sanctio «нерушимый закон, незыблемое узаконение», что восходит к глаголу sancire «освящать, делать незыблемым, объявлять нерушимым» и прилагательному sacer «священный».

Воля властей Соединенных Штатов священна и незыблема, как это и положено неоспоримой святыне, а противящийся этой воле совершает кощунство со всеми вытекающими. А в силу абсолютной власти американского народа налагаемые от его имени санкции носят неопределенный характер — применение меры ответственности отдается целиком на усмотрение уполномоченного органа, например, абсолютного монарха. Указывается, правда, что для современного права неопределенные санкции нехарактерны, но конгресс и администрация США лучше знают, что характерно, а что не характерно.

Остается заметить, что по сравнению с неопределенными санкциями прошедших веков американская практика еще относительно гуманная.

В XV веке хан Ахмет грозил санкциями царю Ивану III:

А еще островерхий колпак свой вдави

В знак покорности хану Ахмету,

А не то потоплю твою землю в крови,

По хребтам по боярским проеду.

В XVI же веке английский король Генрих VIII, у которого не получилось обручить своего малолетнего сына Эдуарда VI с малолетней же Марией Стюарт, наложил на нехорошо поступившую Шотландию санкции: «Его Величество повелевает все предать огню и мечу. Спалите Эдинбург дотла и сровняйте с землей, как только вынесете и разграбите все, что возможно. <…> Разграбьте Холируд и столько городов и сел вокруг Эдинбурга, сколько встретите на пути; отдайте на поток и разграбление Лейт и другие города, а где наткнетесь на сопротивление, без жалости истребляйте мужчин, женщин и детей».

На фоне Генриха VIII нынешняя американская администрация — сама кротость.

Максим Соколов



Вернуться назад