Главная > Зарубежные СМИ > Размышления китайского дракона сидящего на берегу реки (“The Huffington Post”, США)

Размышления китайского дракона сидящего на берегу реки (“The Huffington Post”, США)


21-09-2014, 09:01.

 

 

Размышления китайского дракона сидящего на берегу реки

Чжен Юй (Zheng Yu)

Профессор Китайской академии социальных наук, Пекин.

 

The U.S. Wants to Contain Russia But Cooperate With China

Соединённые Штаты хотят сдерживать Россию, но при этом - сотрудничать с Китаем

ПЕКИН -- Похоже, что политика администрации Обамы в отношении кризиса на Украине ярко высвечивает те трудности, которые она испытывает в решении двух проблем: перебалансировке сил в Азиатско-Тихоокеанском регионе и сдерживании России.

Во-первых, военно-экономическая и политическая мощь Соединенных Штатов не соответствует их амбициям . При переносе своего стратегического центра тяжести на восток или перебалансировке сил в Азиатско-Тихоокеанском регионе, для Пентагона очень трудно уравновесить законодательное решение о сокращении военных расходов на 1 триллион долларов за 10 лет и правительственное представление о том, что военные возможности Китая растут быстрыми темпами.

Когда дело доходит до увеличения объёмов инвестиций и торговли, американские экономические игры с Китаем в Азиатско-Тихоокеанском регионе также испытывают ограничивающее воздействие мало чем вдохновляющей экономической ситуации дома. При таких обстоятельствах крупномасштабное геополитическое противостояние с Россией в Восточной Европе нанесло удар по процессу перемещения центра тяжести на восток, и значительно подорвало государственную мощь Соединённых Штатов.

Во-вторых, после финансового кризиса, американское правительство в значительной степени понизило свои оценки военно-экономической и политической мощи России и её международного влияния. В интервью от 24 июля 2009 года, во время визита на Украину, вице-президент Джо Байден сказал, что население России сокращается, экономика умирает, а её банковский и финансовый секторы вряд ли выживут в последующие 15 лет.

После вспышки кризиса на Украине, на саммите по ядерной безопасности, президент Барак Обама заявил 25 марта, что Россия - всего лишь слабая "региональная держава". А раз так, то Россия больше не способна бросить вызов американскому лидерству и Американо-центричному мировому порядку. В связи с этим, хочется спросить, - зачем тогда Соединённым Штатам понадобилось запускать ещё один раунд санкций, нацеленных на полномасштабное геополитическое сдерживание России, и использовать их для противодействия присоединению Украины к Евро-Азиатскому экономическому союзу?

 

Соединённые Штаты отказываются от политики «перезагрузки» с Россией

Факт, что отказ Америки от политики «перезагрузки» с Россией и возвращение, в ходе кризиса на Украине, к политике «сдерживания» произошел не просто по причине оппортунизма, но основан на её (Америки) понимании российской дипломатической культуры и международного положения страны. Именно такие глубинные факторы, включая национально-идентификационные позиции и определили существенные различия между американской политикой по отношению к России и  по  отношению  к  Китаю.

Для начала, американское правительство полагает, что, как наследница царской России и Советского Союза, Россия обладает давними экспансионистскими и гегемонистскими традициями, которых нет у Китая.

До "перезагрузки" двусторонних отношений в 2009 г., Соединенные Штаты противодействовали тому тому, чтобы Россия руководила странами Содружества Независимых Государств (СНГ) в стиле царских или советских времен. После того, как в октябре 2011-го Путин обнародовал «дорожную карту» строительства Евроазиатского союза, американское правительство восприняло это как план восстановления Советского Союза и выразило своё решительное осуждение таких намерений.

Это - одна из глубинных причин, почему США поддержали, если не спровоцировали, действия украинского парламента по отстранению от власти про-российского президента страны 22 февраля 2014 г., исключив тем самым самою возможность присоединения Украины к союзу.

21 сентября 2005 года, тогдашний заместитель госсекретаря США Роберт Зеллик сформулировал типовое различие между политикой Соединённых Штатов в отношении России и - в отношении Китая: "В течение пятидесяти лет наша политика состояла в том, чтобы огораживать, обносить барьерами Советский Союз, в то время как его собственные внутренние противоречия подрывали его. В течение тридцати лет наша политика состояла в том, чтобы вытянуть [из-за стены] Китайскую Народную Республику".

Даже когда США начали свой стратегический поворот на восток, американское правительство не воспринимало вызовы со стороны Китая как результат экспансионистских устремлений или как попытки доминировать над соседними странами.

Перечисляя действия Китая, которые вредят американским интересам, официальный документ "National Intelligence Strategy 2009", опубликованный в августе 2009 г., указывает: «У Соединенных Штатов есть много общих интересов с Китаем. Но дипломатия последнего, направленная на получение доступа к большему количеству природных ресурсов, а также военная модернизация страны являются важными факторами, которые определяют возникновение серии глобальных проблем.

Таким образом, дипломатическая конфронтация между США и Россией всегда имеет более жесткие формы, нежели между США и Китаем, и несет на себе густой оттенок сдерживания.

Аналогичным образом, американское правительство полагает, что Россия всегда проводит политику, которая бросает вызов существующему международному порядоку и пытается его изменить, в то время как Китай никаких подобных действий не предпринимает. По многим позициям, Китай рассматривает себя как бенефициария существующего международного порядка.

Несмотря на большие перепады в отношениях США-Россия, возникшие в результате политики "перезагрузки", мартовский (2007) "Обзор внешней политики Российской Федерации", и "Концепция внешней политики Российской Федерации " (редакции 2008-го и 2013-го годов) содержат положение о намерении бросить вызов и преобразовать существующий международный порядок, что заставляет США, перемещающих центр своих стратегических интересов в Азиатско-Тихоокеанский регион, быть очень бдительными относительно российских шагов .

С другой стороны, замечание Зеллика 2005-го года о Китае в этом отношении все еще довольно четко отражает мнение влиятельных американских политиков: "... самое главное - Китай не считает, что его будущее зависит от ниспровержения фундаментальных основ международного порядка. Фактически, совсем наоборот: китайские лидеры решили, что их успех зависит от интеграции страны в структуру современного мира". Поэтому, правительство Соединенных Штатов, веря что это возможно, и пытается встроить Китай в существующую международную систему. Даже во время стратегического поворота на восток, американская политика по отношению к Китаю, помимо факторов сдерживания, все еще сохраняет готовность сотрудничать.

"Китайские лидеры решили, что их успех зависит от интеграции страны в структуру современного мира "

И наконец, американские правительственные оценки текущего состояния, перспектив и потенциалов российского и китайского экономического развития чрезвычайно отличаются друг от друга. Точно так же отличаются и оценки значения для США экономического и торгового сотрудничества с этими странами.

Объем торговли США-Россия составил приблизительно $39 миллиардов в 2012 году и $38 миллиардов в 2013-м; в то же время объем торговли США с Китаем составлял $536.2 миллиарда и $521 миллиард соответственно. Поэтому, учитывая, что энергетическое сотрудничество США-Россия постепенно сходит на нет, Соединенные Штаты больше не беспокоятся о том чтобы причинить вред самим себе, налагая санкции на Россию. Однако, когда дело доходит до Китая, картина вырисовывается совершенно другая. Вследствие этого, выработка и проведение американской внешней политики по отношению к Китаю представляет собой более сложный процесс, чем те же действия по отношению к России, и кризис на Украине только ещё больше подчеркнул эти различия.



Вернуться назад