Главная > Точка зрения > Цикличность структур русской истории: демонархия — оттепель — застой — смута.

Цикличность структур русской истории: демонархия — оттепель — застой — смута.


14-02-2015, 18:42.

После смут, казалось, Россию легко добить извне. Но легко добить и вообще добить исторически не получилось. Почему? Что спасало Россию от последствий смуты?

Прежде всего — самоотверженность и особый — упёртого московского типа — героизм народа. Однако весьма важную роль играли и внешние условия — так складывалось, что добить Московское царство после смут оказывалось некому. После окончания Смутного времени в 1618–1619 гг. Московию можно было брать «тёпленькой». Однако Европа была занята Тридцатилетней войной (16181648), а когда война закончилась. Московское царство уже прочно стояло на ногах и само развернуло борьбу за Малороссию с традиционным врагом — Польшей.

Аналогичным образом обстояло дело в 1920-е — 30-е годы. СССР смог не только встать на ноги, но и подготовиться к войне, потому что в мировой капиталистической системе шла борьба немцев и англосаксов, Германии и США за корону нового гегемона капсистемы, а внутри англосаксонского мира США вели борьбу за подрыв Британской империи. И пока хищники, представляющие два западных начала, грызлись между собой, СССР ковал щит и меч.

Наибольшую силу в мировой системе Россия набирала после мировых войн, т. е. войн за гегемонию в мировой капсистеме. В мировой системе фазы наибольшего успеха России — это послевоенные периоды, периоды после окончания мировых войн, в которых Россия играла решающую роль. Хотя Россия и СССР никогда не претендовали на место гегемона внутри капсистемы (этот приз оспаривали континентальные державы Франция и Германия у морских англосаксонских — Великобритании и США) и в войнах выступали на стороне «моряков-англосаксов» против континенталов[1], главным театром мировых войн становилась русская территория — как будто буржуинам не хватало собственного пространства для выяснения своих буржуинских отношений, и они выносили последнее во внешний для капсистемы мир — евразийский. Более того, именно Россия своей людской массой и своим пространством решала исход мировых войн и, выходя из них, становилась одной из двух сверхдержав: в 1815–1855 гг. вместе с Великобританией, в 1945–1991 гг. (пик 1962–1987 гг.) вместе с США.

Как мы видим, фазы наибольших внешних успехов России коррелируют главным образом с внутренними фазами «застоя». Россия Николая I и СССР Брежнева — вот эпохи наибольшего могущества России/СССР в мировой системе. Ив то же время это — эпохи наибольшего внутреннего спокойствия, улучшения благосостояния значительной части общества: «живи да работай-хорошая жизнь», как говорилось в «Сказке о военной тайне, о Мальчише-кибальчише и его твёрдом слове», а «запахи дыма с пожаров» или «пороха с разрывов» были далеко — в том «прекрасном далёко», которое, несмотря на просьбы, чаще всего оказывалось жестоким — и само по себе, и по сравнению с «застойными» временами».

Андрей Фурсов

 



Вернуться назад