Главная > Аналитика > Кто открывает на Ближнем Востоке «двери в ад»?

Кто открывает на Ближнем Востоке «двери в ад»?


10-04-2017, 20:30.

Иван Шилов © ИА REGNUM

 

Турецкий президент много выступает и много говорит. Его заявления требуют осмысления, но, как показывает практика, не всегда нужно делать поспешные выводы. В частности, в отношении того, как его слова о сирийском президенте Асаде могут повлиять на диалог Москвы и Анкары. Эрдоган не так уж независим в своей внешней политики, как пытается публично представить. Достаточно вспомнить, что неудавшемуся государственному перевороту в Турции 15 июля 2016 года предшествовало его заявление по Сирии, что воспринималось многими как изменение турецкой политики в отношении Дамаска. Да и сейчас, намекают многие иранские источники, положение Эрдогана в Турции остается неустойчивым, может последовать еще одна попытка переворота, инспирированная, как предупреждает агентство Fars, американцами. Заодно иранские источники указывают на вовлеченность Саудовской Аравии и ОАЭ в турецкие события.

Не случайно, считают эксперты, буквально накануне ракетного удара США по Сирии турецкий президент нанес визит в Бахрейн, Катар и Саудовскую Аравию. В этой связи некоторые арабские издания сообщали, что тогда Анкаре выставили требование «обозначить курс на постепенное отдаление от Москвы и Тегерана» и восстановить альянс с саудовцами и катарцами в преддверии «перспективы администрации Дональда Трампа направить американские силы в Сирию и повторить там ливийский сценарий». Не случайно после ракетного удара по сирийскому аэродрому Эрдоган заявил, что его страна готова поддержать Вашингтон в том случае, если США начнут полномасштабную военную операцию в Сирию. «Пусть слова Трампа о вмешательстве в Сирии не останутся словами. Мы готовы поддержать операцию США, если до нее дойдет дело», — уточнил Эрдоган, явно намекая на то, что не имеет гарантий на осуществление того сценария.

Более того, заявляя о необходимости устранения Асада, он отлично понимал, какую позицию по этому вопросу займут Москва и Тегеран, озвучивая таким образом для Трампа формулу: «Я свое дело сделал, теперь имейте дело с Путиным и Рухани». Правда, остается пока неясно, предусматривает ли закулисная часть переговоров Эрдогана с американцами изменение их позиций по курдскому вопросу, получено ли было согласие Белого дома на создание буферной зоны на севере Сирии, чтобы подготовить раздел на зоны влияния, или, как выразился представитель ООН в Сирии Стефан де Мистура, идет речь о том, чтобы на территории Сирии открыть «двери в ад на Ближнем Востоке» и перенаправить волны напряженности и эскалации уже в сторону Ирана.

Рекс Тиллерсон

Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Рекс Тиллерсон

Есть еще одна загадка в этой связи, связанная с расхождением позиций госсекретаря США Рекса Тиллерсона и постпреда США при ООН Никки Хейли относительно будущего Асада. «Наша цель — поражение ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), что приведет к миру и стабильности в этом регионе, а также к избавлению от иранского влияния, которое, как мы думаем, вызывает так много разногласий и серьезных проблем, — заявила Хейли. — США не видят мирную Сирию с Асадом». В то же время Тиллерсон, накануне посещения Москвы, подчеркнул, что «судьбу Асада решит сирийский народ», а «наш главный приоритет — поражение ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Для Эрдогана такой расклад сил в высших эшелонах власти в США не сулит ничего хорошего. Возможно, Вашингтон дал фальстарт для Анкары, чтобы вывести ее из шаткого, но все же альянса с Россией и Ираном. Но турецкий президент и для Москвы остается неустойчивым партнером. Как ответит Россия и Иран на очередную перемену со стороны Анкары? Все это мы узнаем в ближайшее время.



Вернуться назад